Андрей Путра. «Завтра я стану взрослым» и «Про тимуровца». Дорожные байки.

07 января 2021 

(Автор – Андрей Александрович Путра, телеоператор Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК). Родился 12 августа 1972 года. В 1993 году окончил среднюю школу № 108 города Павлодара в Казахстане. В 1998-м получил диплом Кемеровского государственного университета культуры и искусств, где изучал кинофото мастерство. С 1995 года начал работать оператором в ГТРК «Кузбасс». Потом уехал из Кемерова в Москву, где стал трудиться в ВГТРК. Затем операторская судьба «забросила» его в Германию, в Берлинский корпункт Российского телевидения. Там он трудится уже много лет, снимает репортажи и интервью).

 

Завтра я стану взрослым

К творчеству Аллы Борисовны я всегда относился спокойно, но с одной из первых её песен, связано очень яркое воспоминание. Это было 31 августа 1979 года. После летнего отдыха бабушка возвращала меня родителям.

Всю дорогу она рассказывала, что завтра я стану взрослым и теперь буду ходить в школу. Меня абсолютно не пугала школьная неизвестность, скорей я был даже немного рад, что из моей жизни навсегда исчезнут детсадовское кипячёное молоко с пенкой и запах подгорелой творожной запеканки.

Мы летели на самолёте ЯК-40, я очень любил летать и с нетерпением ждал этого момента. Рядом с нами расположился пассажир, ну такой парень, лет двадцати, у которого вместо ручной клади был, очень модный тогда, кассетный магнитофон «РОМАНТИК-306». Выхода для наушников у этого легендарного аппарата не было, да и не принято было тогда слушать музыку в одиночку, поэтому он слушал свою кассету сам, и кое-что, в шумном самолёте, доносилось до нас.

Две стюардессы и так широко улыбались ему, как только он поднялся на борт, ну а когда он нажал на кнопку «пуск», то… Из магнитофона звучала песня Пугачёвой «Звёздное лето».

Девчонки быстро раздали пассажирам барбариски, которые назывались карамель «Взлётная», разнесли минералку в прозрачных пластмассовых стаканчиках (мне очень нравилось разглядывать в них пузырьки) и вернулись к продвинутому диджею. Я был ещё не очень взрослым, поэтому, не стесняясь, мог долго смотреть на всё, что мне было интересно, и спокойно наблюдал за ними.

Песня настолько нравилась бортпроводницам, что они просили перемотать и включить её заново. И тут одна из них решила, что пассажиры в первых рядах, из-за гула самолёта, не могут насладиться этим музыкальным произведением, в полной мере и придумала следующее. Она забрала у парня магнитофон, взяла свой прямоугольный микрофончик, через который делала объявления, нажала на нём боковую кнопочку и в этом положении зафиксировала её изолентой! (Вот интересно, есть ли у современных стюардесс с собой изолента?)

Начался концерт из одной песни. Она прозвучала минимум раз пять. Не знаю, понравилась ли она пилотам, ведь звук транслировался и к ним в кабину, но мне было здорово! Я смотрел в свой иллюминатор на проплывающие внизу кучи облаков, слушал песню и было немного грустно от того что закончилось лето. Но я знал, что завтра за спиной у меня будет новый ранец, в руках букет гладиолусов и, как сказала бабушка, я стану взрослым!

 

Про тимуровца

Ну, так не бывает! Это просто какое-то дежавю. Прилетел сегодня в Берлин, и прямо – в тот же самый терминал. Выхожу из самолёта, подхожу к той самой ленте и в накопителе жду свой багаж. Слышу стук по стеклу, оборачиваюсь, какой-то мужик машет посадочным талоном и подзывает к себе. Показывает багажную бирку и, я так понял, что он по запарке вышел из зала прилёта, а назад его уже не пускают. Ну и как вы думаете, с какой просьбой он ко мне обратился? Хорошо, что я был в маске, потому что едва не расхохотался.

Так и хотел спросить голосом Вицина:

- А где бабуля?

Эта сценка напомнила мне...

Словом, когда я был маленьким, у меня тоже была бабушка. В то время я был не просто школьником, я был еще и пионером-тимуровцем. Так вот, кроме моей бабушки, в мире было еще много бабушек и некоторые из них были обделены вниманием и абсолютно точно нуждались в нашей пионерской помощи. Поэтому мы с друзьями взяли шефство над тремя такими старушками и периодически ходили для них за хлебом и кефиром. Бабульки были рады нашей помощи, а мы были рады, что они были рады.

Прошло много лет. Беспомощные старушки продолжают населять нашу планету, и большинство из них уверены, что помощь всегда рядом, нужно только пожелать, и она придет.

С одной из таких бабусек я познакомился на днях в самолете Москва-Берлин. Она сидела прямо за мной.

И по прилёту, когда встала, попросила меня достать ей с полки сумку. Я с радостью помог и ждал, когда нас выпустят из самолёта. Тут она опять обратилась ко мне, указав на полиэтиленовый пакет со связанными ручками, я снял его и протянул бабке, та в ответ улыбнулась мне и произнесла только одно слово: «Schwer», что переводится, как «тяжёлый».

Пакет, действительно, был тяжеловат, видно было, что в нём лежит какой-то толстый ноутбук и что-то ещё. На секунду я даже подумал, мол, какая продвинутая бабка, ей уже далеко за восемьдесят, а она не отстаёт, живет в ногу со временем. И то, что он был не в специальной сумке для компьютера, а в обыкновенном пакете из супермаркета, да ещё и со связанными ручками, совпало с её портретом.

Я протянул бабушке этот пакет, но она не взяла его, показав мне первую сумку, которую держала двумя руками и опять мило улыбнулась. В этот момент все пазлы моего воспитания сложились, внутренний голос отчеканил: «Всегда готов!» И я понял, что бабке нужно будет помогать до конца, нести за её пакет. Пока мы шли с ней по рукаву из самолета, она ещё несколько раз успела меня поблагодарить, я же в ответ отливался благодушной внучатой улыбкой.

На паспортном контроле мы разделились, моя попутчица пошла к стойке для граждан Евросоюза, а я - к окошку для всех остальных.

Получив печать в паспорт, я прошёл в зал для выдачи багажа и стал искать эту милую бабусю, надо же вручить ей её вещи. В этот же момент из другого конца зала молодая невысокая девушка, в сопровождении двух полицейских, шла в мою сторону. Они искали меня! Приблизившись, девушка выхватила злополучный пакет из моих рук, развязала ручки и проверила его содержимое.

Кроме компьютера, там находилась ещё пара туфлей на высоком каблуке. Эта деталь, признаюсь, меня очень насторожила. Удивление и недоумение на моей физиономии смешались.

Полицейские поинтересовались, и она подтвердила, что всё на месте. И повисла пауза. Никто ничего не спрашивал, а только пристально смотрели мне в глаза. Кроме них на меня смотрели ещё и все пассажиры нашего самолета.

Нужно было объясниться, и я понимал, что от тюрьмы и позора сейчас меня может спасти только один человек. Пауза, как по Станиславскому, затягивалась, пульс зашкаливал, на лбу выступила мощная испарина. Я судорожно искал взглядом старушку среди пассажиров, ожидавших свой багаж. Но она как сквозь землю провалилась. Глупее ситуацию сложно представить...

На моё счастье девушка оказалась из России. Я попытался рассказать ей всё подробно, поминутно, в деталях. Не знаю, поверила она мне или нет, но полицейские, которые ни слова не понимали по-русски, сочли меня убедительным и, улыбнувшись, удалились.

Девушка слушала мой рассказ и, не перебивая, с прищуром, продолжала смотреть мне в глаза. В двадцатый раз я извинился за это невероятное недоразумение и только после того, как протянул ей свою визитку, она немного выдохнула и на прощание сказала:

«В следующий раз будьте внимательней, старушки бывают разные».

Остаток вечера я прибывал в лёгком трансе. Детство не отпускало, в голове нон-стоп крутилась только песня старухи Шапокляк.

Источник: https://www.facebook.com

Архив новостей