Михаил Гревнёв: «Говорит и показывает, но не слышит и не видит» (К 15-летию VII съезда Союза журналистов России)

02 июля 2018 

(Автор публикации - Михаил Михайлович Гревнев  родился в 1953 году в Бородине Красноярского края. В 1975 году окончил Новокузнецкий государственный педагогический институт, факультет русского языка и литературы. 

С 1976 года живет и работает в Новокузнецке. Начинал в газете «Металлург» (1976-1977). Затем была репортерская работа в городском издании Новокузнецка – газете «Кузнецкий рабочий» (1977-1983). Потом в его творческой биографии были областные газеты «Комсомолец Кузбасса» (1983-1990), «Наша газета» (1990-1993). Несколько лет отработал в газетах «Кузнецкий край», «Коммерсант» (возглавлял корпункт в Новокузнецке). В 1999 году был редактором газеты «Губернские ведомости», которую он начал с «нуля». В 1979 году стал членом творческой организации Союза журналистов.

В 2009 году перешёл в «Кузнецкий рабочий» на должность заместителя редактора. Сегодня он трудится обозревателем этого популярного в городе издания.

Кроме журналистской деятельности, много лет занимается и общественной работой. Более 10 лет возглавлял Новокузнецкое отделение Союза журналистов России. Благодаря ему на новый уровень вышел городской конкурс профессионального журналистского мастерства, который проводится ежегодно).

Вернувшись с очередного, 7-го съезда Союза журналистов России, делегатом которого был, я решил, что ничего не стану писать об этом мероприятии. Мол, следствие закончено - забудьте. Но время шло (съезд состоялся в середине мая), а мысли об этом журналистском собрании все как-то не оставляли.

Окончательно взяться за перо меня побудила реплика одного умного человека. "Ваша сфера деятельности стала одной из самых закрытых, как какой-нибудь секретный военный завод, - иронично заметил он. - Я чувствую, что с вами что-то неладное происходит, а что конкретно и почему - узнать не могу. Или гласность и открытость уже перестали быть заповедями вашей профессии и вы работаете не для общества, а лишь для себя?"

И вот тогда я по достоинству оценил смысл поговорки: лучше поздно, чем никогда...

Так вот, прошедший съезд СЖ вызвал во мне смятенье чувств и мыслей. Ехал туда с надеждой обсудить самые насущные, актуальные проблемы нашего ремесла - свободы слова, взаимоотношений средств массовой информации с властью, капиталом и обществом, а попал на формальное, по сути, собрание функционеров профессиональной организации.

Во-первых, съезд работал всего один день, а многое ли можно успеть сделать за столь короткое время, если только на всякие разные голосования было потрачено примерно полдня? Во-вторых, едва ли не главной его интригой были неведомые абсолютному большинству делегатов противоречия в верхушке союза, что прорывалось нервическими репликами и контррепликами, создавало сумятицу.

Взять инициативу в свои руки на съезде уже с первых минут попытались представители Санкт-Петербурга. Подумалось: ну вот, сейчас ребята из культурной столицы предложат что-то судьбоносное. Но их притязания - в конечном итоге не поддержанные большинством делегатов - оказались далеко не самого принципиального, на мой взгляд, свойства. Питерские настаивали на том, чтобы генеральный секретарь СЖ (второе лицо в союзе, первое - председатель правления) избирался не съездом, а Федеративным советом, то есть советом представителей регионов.

Не буду разъяснять смысла этого сюжета, поскольку он может быть интересен даже не всем членам СЖ, не говоря уже о прочих читателях нашей массовой газеты. А привел я его здесь только затем, чтобы сказать: то была самая горячая, единственная вызвавшая нешуточную дискуссию коллизия форума журналистов России. То есть получилось так, что подробно и всесторонне обсудили лишь кадровый вопрос, по-настоящему волнующий двух заинтересованных лиц да еще пять-шесть десятков активистов, а действительно важные, больные темы нашей профессии почему-то оказались на периферии внимания съезда.

Это странно хотя бы потому, что темы эти достаточно внятно прозвучали в приветственном слове председателя Госдумы Г. Селезнева, в докладах председателя правления В. Богданова и генерального секретаря СЖ И. Яковенко. Кроме того, о главном говорили приглашенные на съезд "звезды" отечественной журналистики В. Познер, О. Попцов, А. Минкин и А. Черкизов. Но никакой реакции зала их выступления не вызвали, кроме скромных аплодисментов. Будто это были вставные номера в чужом сценарии.
В общем, выглядело это в духе вековой российской традиции: опять говорила и показывала Москва, а провинция настороженно слушала и смотрела. При этом - любопытная деталь - сказав свое слово, все названные мной персоны тут же покидали зал (лишь один В.Познер ненадолго задержался). Как я понял, им в принципе неинтересно было мнение их провинциальных коллег: мол, мавр свое дело сделал - может и уходить...

Все же здесь я - очень коротко, чтоб не перегружать газетную площадь - изложу содержание выступлений некоторых из москвичей.
Председатель Госдумы и, кстати, бывший журналист Г. Селезнев приятно удивил двумя-тремя убойно-откровенными замечаниями. Свобода и независимость прессы, сказал он, нуждаются в защите - от олигархов, недобросовестных представителей власти и чиновников. И еще, убежден спикер, шантаж, угрозы, административный ресурс и т. п. стали неотъемлемой частью политической жизни (пресса в этой "жизни" занимает важное место), особенно во время выборов.

Хотелось аплодировать председателю парламента, но мешали докучливые мысли. Если вы, г-н Селезнев, рассуждал я, понимаете, что пресса нуждается в защите, то и защищайте ее - у вас для этого немало влияния и возможностей. Что-то не слышал я о ваших активных действиях в этом направлении. Кроме того, странно выглядит то, что вы оцениваете нашу отвратительную политическую жизнь как бы со стороны. А ведь вы уже много лет находитесь в самой ее сердцевине и несете прямую ответственность за ее неважнецкое содержание...

Доля ответственности председателя правления СЖ В. Богданова за содержание российской прессы несравненно меньше, чем у Г. Селезнева - за содержание политики. Поэтому его горькие откровения воспринимались с большим доверием. В. Богданов сетовал на то, что пресса сверх всякой меры переполнена рекламой, желтыми и прочими развлекательно-завлекательными материалами. В то же время существует большой дефицит качественной журналистики, составляющие которой - хороший литературный стиль, интересные подробности, аналитичность, убедительные аргументы, отношение к читателям как к умным гражданам. Во многом по этим причинам к газетам и электронным СМИ в обществе относятся как к информационно-развлекательному шоу. Вот и получается, что средства массовой информации рассказывают о самых ужасных вещах - о коррупции, например, которая расползлась, как раковая опухоль, - но общество, в том числе и его принимающие решения представители, не обращает на их "сигналы" практически никакого внимания.

Эту тему развил в своем выступлении и автор очень острых, разоблачительных материалов А. Минкин. Он сказал, что пресса может играть заметную роль в обществе только тогда, когда ее действия вызывают ответную реакцию. Но к российской прессе, по его мнению, это не имеет никакого отношения. В других странах публикации некоторых наших журналистов неизбежно вели бы к отставкам высоких должностных лиц и целых правительств. У нас же в таких случаях все происходит по сценарию: писатель пописывает - читатель почитывает. И - никакой реакции.

Как соль на больную рану ощутил я ту часть выступления А. Минкина, в которой он говорил о морально-профессиональных проблемах в нашем журналистском цехе. Несколько месяцев назад, рассказал наш коллега, он выиграл в суде у председателя Центризбиркома А. Вешнякова очень важное дело. В результате были сняты некоторые ограничения свободы слова. Но об этой принципиальной победе не только для А. Минкина - для всех сотен тысяч журналистов и десятков тысяч СМИ - не сообщила ни одна газета и ни один телеканал. А это говорит не только об отсутствии солидарности в нашем цехе, но и о нашей беспринципности.

И еще, добавлю от себя, - о нашем равнодушии: так называемая конкуренция, гонка на выживание сотворили с нами злую шутку...
Из выступления А. Черкизова упомяну только его одобрение раскола: конкретно - между Союзом журналистов и Медиасоюзом, в принципе - между теми, кто не желает, и теми, кто, наоборот, желает обслуживать власть (к сожалению, замечу в скобках, мастера обоих "жанров" наличествуют и в том, и в другом союзах).

Наверное, внимательнее других делегаты слушали строгого, но справедливого "дядюшку" российской журналистики В. Познера. Он говорил о том, что в нашей стране словосочетание "свобода слова" "перевели" как "воля", причем в самой крайней трактовке: что хочу, то и ворочу. Но в нашей профессии нужна крайняя степень ответственности, Так, например, нельзя в битком набитом кинотеатре кричать "Пожар!": есть огонь или нет, это обязательно приведет к беде.

Тем не менее, кричим и делаем другие непотребные вещи. Поэтому, задается вопросом В. Познер, кто такой журналист в глазах общества? Если провести опрос, то чаще других, считает он, прозвучат ответы: безответственный человек, враль... Что делать? (О, этот ужасный и прекрасный, легкомысленный и трагический вопрос!) Не лжесвидетельствовать, не прислуживать власти; и никакие кодексы здесь не указ - каждый должен принять собственное решение, ответил В. Познер на свой же вопрос. Как говорится, просто и со вкусом. Сразу вспоминается незабвенный Козьма Прутков: "Хочешь стать счастливым - стань им!"

А если без шуток, то В. Познер, на мой взгляд, дал единственно правильный рецепт. Только, боюсь, в жизни неисполнимый.
Кстати, об общественном мнении относительно СМИ. Из доклада генерального секретаря СЖ И. Яковенко: "По данным опросов ВЦИОМ, 58 процентов россиян выступают за возврат цензуры. В последние 12 лет примерно в три раза сократился уровень доверия к СМИ.

В начале 90-х годов СМИ были самым авторитетным институтом общества, опережая все ветви власти, армию, церковь. Сегодня мы находимся в числе самых неуважаемых социальных институтов, ютясь на нижних ступеньках лестницы общественного доверия вместе с Государственной Думой".

Такова ситуация в средствах массовой информации, так обстоит дело со свободой слова в России - с точки зрения именитых московских журналистов и функционеров СЖ. Точка зрения не во всем бесспорная, местами явно дискуссионная, но в общем и целом, на мой взгляд, верная.

Вот именно - в общем и целом. А правда (очень сильно перефразирую известное выражение) кроется в деталях и подробностях.
И главная деталь и одновременно подробность - это то, что происходит в провинции, которая на съезде молчала или говорила о второстепенном, но зато достаточно дерзка и откровенна была в кулуарах, застольных дебатах. И дебаты эти лишний раз убедили меня в том, что свобода слова почти так же несовместима с провинцией (может быть, с Россией вообще?), как "волна и камень... лед и пламень".

Большинство СМИ в регионах подмяла под себя власть или прибрали к рукам местные олигархи. Хуже всего то, что многие из нас не только смирились с подневольностью и униженностью, но уже перестали стыдиться этого и даже научились получать удовольствие. На журналиста, всерьез рассуждающего о свободе слова и независимости прессы, в нашей профессиональной среде все чаще смотрят как на ненормального, в лучшем случае - как на мечтателя.
Но "мечтателей" остается все меньше и меньше и, наоборот, все больше и больше становится "реалистов". Но какой же это реализм? Это покорность и услужливость.

Наша профессия - информация, как мы любим повторять вслед за американцами. Я бы к этому добавил: вся информация, объективная информация.

А много ли у нас СМИ (перейдем уже к родному Кузбассу), которые с чистой совестью могут сделать эти слова своим девизом? Пальцев одной руки, чтоб перечислить их, будет слишком много. Большинство газет и телеканалов и думать забыло о том, что можно на равных разговаривать с властью и влиятельными капиталистами, что можно всерьез и по большому счету анализировать ситуацию в различных сферах жизни городов, сел и области в целом.

Если какой-нибудь самый неподкупный ученый взялся бы описать картину жизни Кузбасса по газетным и телевизионным материалам, но при этом ему по каким-то причинам не попались бы публикации трех-четырех СМИ, которые все еще стремятся к объективности, то картина эта, по моему мнению, получилась бы крайне искаженной. Выходило бы, что под мудрым руководством в нашем благословенном крае все цветет, растет и развивается. В том числе экономика и благосостояние трудящихся. Что, конечно, имеются отдельные недостатки и даже некоторые серьезные проблемы, но к их решению прилагаются титанические усилия. И т. д. И т. п. Все строим и строим информационные потемкинские деревни, а потом удивляемся, почему в реальных живется не ахти как.

Наша местная пресса все больше напоминает героиню некогда популярной песенки, которая в любовном порыве признавалась: "Ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу". Но противнее всего то, что на страницы газет и экраны телевизоров все чаще прорываются заказные ложь и доносительство, в чем, например, особенно преуспели во время последних выборов в Облсовет два печально известных журналиста региональных СМИ. Все видели и читали, большинство плевалось в их сторону. А им как с гуся вода - процветают, обласканы властью... О, времена, о, нравы!

Ладно, пора закругляться. Возвращаясь к съезду СЖ, хочу сказать, что он принял замечательные по содержанию документы (правда, без обсуждения - не до того, как я уже говорил, было) - программу деятельности, несколько резолюций. Но, помнится, не менее замечательные документы принимал и предыдущий съезд. А ситуация в СМИ и со свободой слова за прошедшие пять лет изменилась только в худшую сторону. Боюсь, так же будет и на сей раз. Я не вижу в нашем журналистском цехе воли к выздоровлению. Не замечаю у власти стремления к равноправному, разумному диалогу с прессой. И пока так будет, Россия не сможет построить гражданского, то есть ответственного, дееспособного общества, а значит, создать сильное, процветающее государство. Впрочем, это мое мнение. А я никогда не претендовал на истину в последней инстанции. Честно говоря, очень хотелось бы ошибиться...

Михаил Гревнёв 

Источник: http://www.kuzrab.ru

Архив новостей