Первая публикация. (Памяти юргинской писательницы Екатерины Владимировны Дубро)

02 ноября 2017 

Это было почти полвека назад. В газете "Литература и жизнь" был напечатан очерк «Девочка из Юрги» (кажется, так он назывался) о нашей землячке Кате Дубро, которая, борясь со страшным недугом, не имея возможности ходить, с трудом владея руками, отлично училась в школе (конечно, «на дому») и, никого не беспокоя, «для себя» занималась литературным творчеством.

В тот момент в Юрге существовала литературная группа, в которую входил и я, и, узнав о Кате, мы, конечно, немедленно откликнулись, встретились с ней и выпросили у неё тоненькую ученическую тетрадочку с её стихотворными строками.

Одно из стихотворений подборки, которая появилась в городской газете города Юрги «Свет Ильича», называлось «Две дороги». Эти, ещё несовершенные, но уже недетские стихи пятнадцатилетней девочки исследователь творчества писателя Екатерины Дубро назвал бы «программными». Мне же они просто запали в память на всю жизнь. Начинались стихи так:

Я стою на перекрёстке                   

Нескольких дорог.

Ветер жизни хлёсткий

Выбивает почву из-под ног...

Далее автор, как былинный витязь на перепутье, раздумывает, куда же ему идти? Можно выбрать «лёгкий» путь. Но это значит - опустить руки, сдаться обстоятельствам жизни, приспособиться медленно и трусливо ползти к своему концу, не принося людям никакой пользы.

Но ведь она - наследница Дня Победы в той страшной войне, от которой её День рождения отделяют всего два года! А как же тогда те герои, о которых она совсем недавно читала и слышала? Горьковский Данко, Павка Корчагин, Зоя Космодемьянская, Алексей Мересьев, молодогвардейцы Краснодона...

И Катя встаёт «лицом к ветру», выбрав «трудную» дорогу:

Я выберу эту дорогу.

Мне по душе она.

Я больше люблю тревогу.

Не по мне тишина!

Пусть лучше ветер

Мотает меня в пути.

Перенесу всё на свете.

Я же должна идти!

И Екатерина Дубро пошла по однажды и навсегда выбранной ею стезе.

Шестидесятые, семидесятые годы и начало восьмидесятых советских лет прошлого века, что бы о них сейчас не говорили» для многих из нас были лучшими годами нашей жизни. В том числе и литературной. Именно тогда моя землячка, поэт и прозаик Екатерина Дубро снискала известность и любовь среди читателей. Её горячо поддержала в начале творческого пути наша областная писательская организация» возглавляемая замечательным поэтом и человеком Евгением Сергеевичем Буравлёвым. Её рассказы охотно печатал альманах «Огни Кузбасса». В кемеровском издательстве одна за другой выходят её книги: «Вернусь звездопадом...», «Оглянись, расставаясь», «Бумажный кораблик», «Медленные часы»...

Вот сейчас стало чуть ли не модным охаивать советское прошлое. Дескать, была жесточайшая цензура, всем, имеющим своё мнение, затыкали рот и т.п.

Враньё! Читайте книги тех советских лет. Не конъюнктурщиков, а настоящих советских писателей, одним из которых была и осталась навсегда Екатерина Дубро. Честность и совестливость - вот кредо её творчества. А ещё - невероятная искренность и открытость, какая-то прямо-таки детская откровенность.

Возьмите её первую книжку и перечитайте (а, кто не читал, прочтите!) «Белый листок». Он потрясает...

Е. Дубро известна, в основном, как писатель-прозаик. Но ведь она и поэт. Хороший поэт! Прочтите её стихи (кто не читал) семидесятых и более поздних лет и вы убедитесь в этом.

Часть её стихотворных строк рассыпана в коллективных сборниках, в книгах прозы - «внутри» рассказов и повестей. Другая часть, наверняка, осталась в рукописях, в домашнем архиве. И было бы неплохо собрать их воедино. Получилась бы, пусть тоненькая, но прекрасная книжечка настоящей поэзии.

Виктор Чурилов,

Юрга.

 

Повторяя имя – Екатерина Дубро

Проводником в литературу страны или края всегда служит один человек. Некий сталкер, поразивший одной фразой, зацепивший и затянувший в «зону». В случае, о котором я пишу, такой «зоной» стала литература Кузбасса, о которой я, уже будучи студенткой, имела довольно смутное впечатление.

Хотя к тому времени в памяти, чуть ли не с начальных классов, угнездилось киселевское: «Ах, Наташа Ростова, Наташа Ростова, до чего ж ты мне нравилась, честное слово!» И другие имена были услышаны и помнились, а вот желания прочитать не возникало. Обычный провинциальный снобизм, который смешон и непростителен. Но ведь нет пророка... И так далее.

Помню до сих пор: зимние каникулы, студенческая турбаза, соседка по комнате – Оля из Новокузнецка. На ее кровати небольшая книга... «Можно посмотреть?» Посмотрела так, что не оторвалась, пока не прочитала всю. Каждую строчку смакуя, повторяя про себя, возвращаясь и перечитывая. Повторяя имя – Екатерина Дубро. Переспрашивая в десятый раз: «Неужели она и в правду живет в Кузбассе? Разве у нас могут быть такие писатели?!»

Хотя это узнавание трудно было назвать праздником. Тоска нарастала с каждым абзацем, с каждой страницей... Но тоска живительная, хоть это и может показаться оксюмороном. Возвращающая душу к себе самой. Напоминающая, что жизнь ее обычно тяжела, как труд хлебопашца, которому не всегда светит солнце.

И героям той книги оно светило нечасто, но в глазах – было. Жило внутри, изредка прорываясь взглядами, распространяя теплые волны, к которым влечет против воли. Хотя здравый смысл подсказывал тем, кто вращался на орбите любимых героинь Екатерины Дубро: «Подальше нужно держаться, выше поднимешься». Только у каждого свое представление о том, что такое высота. Что такое одиночество...

Для меня эта книга стала потрясением во многих смыслах. Она не только открыла мне, что живя в маленьком, почти безвестном в мировом масштабе городке, и не будучи известной миллионам, можно писать так, что читатель подсаживается на эту печальную, философскую прозу с первых строк. И погружается в размышления. И спорит с автором. И принимает с благоговением. И наслаждается метафоричной изысканностью стиля. И упивается причудливой игрой воображения писателя. И ненатужностью философских заключений. И неназойливостью нравственных выводов.

Эта книга избавила меня, студентку, от предвзятости в отношении к тому, что пишут люди, живущие со мной в одном городе, в одной области, и я открыла для себя тех поэтов, кого люблю до сих пор...

Еще тот сборник рассказов уговорил меня, что нужно поверить в себя, и хотя бы попробовать пустить и свой бумажный кораблик в безбрежный океан, зовущийся литературой. Живу в четырех часах лета от Москвы? Ну, и что? Кому из русских литераторов, в основном, провинциалов по рождению, это помешало писать?

И, наконец, она убедила меня (хотя и раньше, конечно, знала, но не верилось!), что одиночество – это не проклятье. Это особая почва, чернозем для души, на которой все доброе развивается быстрее, растет активнее. С годами, правда, я поняла, что и дурное тоже. И не всех людей сосредоточенность на своем внутреннем мире делает светлее и глубже. Некоторых озлобляет так, что не дай Бог! С ума сводит, душу иссушает... У каждого своя реакция организма. У каждого – своя настольная книга. У кого-то «Майн кампф»... У меня настольными тогда стали рассказы и сказки Екатерины Дубро.

Я специально не привожу никаких названий, не выделяю одну или две книги изо всех ею написанных. Потому что люблю этого автора, а выделять, что именно тебе нравится – глаза или рот, занятие глупое. Все принимаю, потому что ее талант имеет право выражаться, как ему требуется на данном отрезке жизни: рассказочки писать или стихи. Все это – порождение ее души. Все ожидается ее читателями с нетерпением.

Мы ни разу не встречались с Екатериной Владимировной. Не для того это упоминаю, чтобы меня не заподозрили в дружеской пристрастности. Даже если б мы были не-разлей-вода, я все равно написала бы то же самое. Но сложилось так, что я знаю только писателя Екатерину Дубро, хотя путь от Кемерова, где жила я, до Юрги, где живет она, не такой уж и долгий. Но – непреодолимый. Потому что с любимым автором встречаться страшно: вдруг покажешься не достойной общения, растеряешься от нереальности происходящего, наговоришь глупостей, или вообще ничего не сможешь сказать? И тогда уже путь будет отрезан навсегда... А так, вроде, дверь еще остается открытой...

И можно встать возле оставшейся щели, из которой падает тихий свет, и нашептать (она услышит!): «Вы пишете волшебную прозу, Екатерина Владимировна... Сейчас так не хватает книг, которые вовлекают читателя в раздумье, в принятии чужой боли прямо в сердце, отчего оно только живее становится... Ваших книг не хватает! Я знаю, что вам трудно писать. Но не оставляйте нас без ваших некрасивых девочек, в отсутствии которых жизнь Охотников пуста, даже если они не сразу понимают это, без ваших царевен в красных сарафанчишках, не закрывающих колен! Без ваших пробирающих до мороза по коже откровений о своей жизни... Без ваших ночных разговоров – не с нами и с нами.

Не знаю, сколько нас, ваших читателей. Мне хотелось бы, чтобы эти книги прочитали миллионы, потому что, на самом деле, они не так уж тупы, эти миллионы, как думают о них издатели, им вовсе не хочется превращаться в зомби. И надо спасать их, кто чем может, и поддерживать. Вы – словом.

Я так благодарна вам за то, что вы вошли в мою жизнь и изменили ее до неузнаваемости. Я счастлива, что однажды вы пришли в этот мир, и ваш сегодняшний юбилей – это праздник всех ваших читателей. Спасибо, что вы не оставляете нас, что вы продолжаете дарить нам свои мысли. Мы можем ответить только любовью... Но что важнее для писателя, чем уверенность в том, что его новых книг ждут

Юлия Лавряшина,

Кемерово. 

 

 Екатерина Владимировна Дубро (1947-2008 гг.) 

Екатерина Дубро  родилась в поселке Тяжинский    Кемеровской области. Окончила Центральные осударственные  курсы  иностранных языков.

Печаталась в журнале «Литературный Кузбасс», «Огни  Кузбасса» (Кемерово). Член Союза писателей России.

Жила в г.Юрге.

Отдельные издания: «Вернусь звездопадом» Кемерово, 1973, «Медленные часы» Кемерово, 1976, «Второе начало» Книга повестей и рассказов. Кемерово, 1980, «Оглянись расставаясь» Кемерово, 1982, «Сплошные вопросы» Кемерово, 1985, «Бумажный кораблик». Сказки. Кемерово, 1988. «Нежность» Рассказы. Кемерово, 2001, «Подсказка от Ангела». Юрга, 2007.

Архив новостей