А. Н. Сосимович: «На ошибках социализма выросла никому не нужная демократия». (Памяти выдающегося редактора газеты «Кузнецкий рабочий»)

25 декабря 2023 

В 2024 году исполнится 15 лет, как талантливого журналиста и выдающегося редактора Анатолия Никифоровича Сосимовича нет с нами. Он возглавлял «Кузнецкий рабочий» более 20 лет: в 1970-1991 годах. Периодическое издание имело такой большой тираж, что ему завидовали коллеги из некоторых областных изданий. Это интервью – одно из немногих, которые Анатолий Никифорович дал за свою жизнь.

Кое-кто в «Кузнецком рабочем» по-прежнему называет его шефом, хотя Анатолий Никифорович не работает здесь уже 15 лет. До сих пор его чтят и в кругах наших постоянных читателей. По заслугам и честь – это точно про него. Газету он делал очень приличную. Что касается человеческих качеств…

Не хочу «лепить» из него самого человечного человека, но твердо могу сказать, что в разведку с ним пошёл бы, если б, конечно, Анатолий Никифорович меня с собой взял…

Его жизнь явно заслуживает довольно увесистого романа. Я же вынужден ограничиться описанием лишь нескольких эпизодов его биографии. Правда, по моему мнению, ключевых, сформировавших характер.

Родился Толя Сосимович в деревне Вторая Николаевка Мариинского района. Отца своего не помнит – тот ушёл из семьи, когда мальчишке был лишь год. Вскоре мать перебралась в Тяжин, где устроилась помощником мастера-кондитера, за которого вскоре вышла замуж. Но второй её муж, которого Толя звал отцом, через несколько лет умер.

Дело было так. Отчим взял пасынка с собой на рыбалку с ночёвкой. Было лето, но ночью неожиданно сильно похолодало, пошёл снег. Спасая мальчишку от холода – фактически от смерти, – мужчина снял с себя всю тёплую одежду. Сам простудился, заболел воспалением лёгких в тяжёлой форме и умер…

Толя мечтал стать военным (что не удивительно для мальчишки 1931 года рождения), а потому, окончив семилетку, сел в поезд – вернее, на его крышу – и поехал в Одессу поступать в артиллерийскую спецшколу. Поступил.

Но вот незадача, в это время как раз проходила реорганизация подобных учебных заведений – из Наркомпроса их переводили в Минобороны. И уже числившиеся учениками ребята должны были пройти медкомиссию. Толю «забраковали» из-за проблем со зрением, и он был отчислен из спецшколы. Да ещё остался без билета на обратную дорогу… Пришлось побеспризорничать, правда, под опекой опытного бродяги – его ровесника Женьки Сименцова. «Женька воровал и меня кормил… И такое было в моей жизни», – вспоминает Анатолий Никифорович.

Образование у него, скажем так, комплексное. Ремесленное училище, курсы мастеров, техникум, пединститут, высшая партшкола. И трудовая биография тоже нескучная: мастер производственного обучения, мастер на заводе, секретарь райкома комсомола, заместитель редактора районной газеты, редактор на областном телевидении, редактор районки в Яшкино, редактор «Кузнецкого рабочего», главный редактор Ново ТВ, руководитель пресс-службы горадминистрации, редактор «Горняцкой солидарности».

– Анатолий Никифорович, в «Кузнецкий рабочий» вы пришли в 1970 году, пройдя перед этим довольно длинный жизненный и профессиональный путь. Разницу между обычной районной и крупной городской газетами сразу ощутили?

– Конечно. У городской масштабы более солидные, тематика шире и разнообразнее. Кстати, о тематике. Когда меня утверждали на бюро горкома партии, покойный ныне Владимир Иванович Дёмин, начальник домостроительного комбината, спросил, а вы, мол, в металлургии что-нибудь соображаете? Я ответил, что самовар от домны отличить сумею… В техникуме мы металлургию изучали…

– Профессиональный уровень журналистов в «Кузнецком рабочем» был высокий?

– Были сильные журналисты, например, Валентина Пьянкова, Михаил Беркович. Но были и слабые. От слабых я потихоньку избавлялся. И набирал сильных – Юлию Некрич, Зинаиду Черновол, Альберта Поляковского, Игоря Бейлина.
– В нашей профессиональной среде до сих пор иногда возникают разговоры о том, как управлял газетой Сосимович. И, насколько я знаю, в них правда перемешана с легендами. Так как вы управляли газетой?

– Каких-то особых методов не было… Мой главный принцип был – доверять журналистам. Если, например, Беркович говорил, что на шахте «Юбилейной» одну бригаду делают миллионерами за счёт другой, то есть фактически занимаются фальсификацией, у меня и в мыслях не было заподозрить журналиста в каких-то иных замыслах, кроме желания написать правду.

Скандалы, которые следовали за такими публикациями, меня не пугали. Главное, что мы были правы.

Каких принципов я ещё придерживался? Газета – прежде всего, какие бы партийные, общественные нагрузки у меня ни были. Кроме того, я был пишущим редактором, в журналистском коллективе это очень важно: никто не скажет, что, мол, сам не пишет, а других учит, как надо писать. При этом не считал зазорным показать свой материал замредактора или ответсеку до публикации, и если были дельные замечания, то вносил в него правку.

– По своему опыту знаю – всё-таки проработал под вашим руководством больше пяти лет – и от коллег слышал, что в конфликтных ситуациях с представителями власти и руководителями предприятий вы всегда брали сторону журналистов, оберегали коллектив редакции от всяческих напастей…

– Такое поведение должно быть правилом любого нормального руководителя… Редактор в газете отвечает за всё. Он подписывает газету в печать. Если журналист ошибся – разберись и, если надо, накажи его, но ни в коем случае не допускай, чтобы кто-то из вышестоящих давил на него за стенами редакции. Сам выслушай упрёки, критику, в общем, прими удар на себя.

– И много было таких ситуаций, когда партийные или советские руководители, директора крупных предприятий пытались поставить вас на место, жестко критиковали, требовали опровержений?

– В Новокузнецке фактов явного давления на меня не было. А вот в Яшкино однажды попытались серьёзно надавить. Один из журналистов нашей газеты побывал на собрании на мясокомбинате, на котором коллектив дал бой директору за то, что тот, как говорится, с заднего крыльца снабжает мясом своих приятелей, друзей, сильных мира сего районного масштаба.

После того, как материал об этом был опубликован в районке, разгорелся скандал, на бюро райкома от меня потребовали опровержения или увольнения журналиста. Естественно, я стал доказывать свою правоту, предложил подать на газету в суд, предупредил, что если бюро райкома не оставит газету в покое, то я поеду в обком и расскажу там, как в Яшкино зажимают справедливую критику…

Так я и сделал. Точку в конфликте поставила секретарь обкома Зинаида Васильевна Кузьмина, которая позвонила первому секретарю райкома и устроила ему разнос.

– А в Новокузнецке, что, совсем всё было тихо-мирно?

– Ну почему, споры, дискуссии были… А по-настоящему неприятный разговор был у меня однажды с первым секретарём горкома Альбертом Ивановичем Ленским, который взялся мне указывать, о чём и как должна писать газета. Я его тогда, по сути дела, послал кое-куда, сказал, что подчинюсь только официальному решению партийных органов. Кстати, Альберт Иванович правильно оценил ситуацию, не стал раздувать историю.

Могу вспомнить конфликт с директором Запсиба Леонидом Сергеевичем Климасенко. В своей статье я раскритиковал его за то, что он игнорирует выступления газеты, не отвечает на критику. Горком разобрал ситуацию, и Климасенко получил выговор…

– А я вот помню другую историю – когда вы отказались опубликовать в «Кузнецком рабочем» стихи какого-то известного советского поэта, хотя на этом настаивали большие люди…

– Был такой случай… В Кузбассе заканчивались дни советской литературы, заключительная встреча проходила в ДК Запсиба. Сижу я в редакции, вычитываю номер, который выходил накануне важного события – вручения дорогому Л. И. Брежневу очередной награды. Естественно, в газете печатался материал о генеральном секретаре. И тут ко мне в кабинет заходит завотделом агитации и пропаганды горкома Лилия Музафаровна Абдуллаева, передает стихотворение одного московского поэта и сообщает, что есть мнение вышестоящих товарищей его опубликовать.

Стихотворение было посвящено как раз Брежневу, что-то вроде «служил Гаврила землемером, Гаврила землю измерял…», в общем, плохое стихотворение. Говорю Абдуллаевой, что публиковать его не буду. Во-первых, не хочу бросать тень на руководителя партии и государства, во-вторых, не хочу разочаровывать наших читателей. Крики, вопли…

Звонок от Ермакова (Николай Спиридонович Ермаков в 1974-1983 годах – первый секретарь Новокузнецкого горкома КПСС): «Печатайте!» – «Не буду!» и т. д. Не напечатал. И ничего, жив остался, даже выговора не получил.

– Не только у меня, у многих журналистов в те годы складывалось впечатление, что вы чуть ли не специально на свою голову приключений искали. Некоторые ваши решения явно выбивались за рамки общепринятого. Так, например, с вашей подачи в «Кузнецком рабочем» был открыт «Диалог» – страница, в которой печатались острые критические и аналитические материалы. Для советской, тем более, провинциальной прессы это было экстраординарное событие…

– Приключений я, конечно, не искал, просто хотел, чтобы «Кузнецкий рабочий» был интересной газетой, отвечающей потребностям читателей. Мы откликались на то, что обсуждалось в обществе. А «Диалог» мы придумали после такого случая. В Заводском, кажется, районе за какое-то серьёзное нарушение исключили из партии одного руководителя. Я пошёл к Ермакову и говорю ему: почему мы замалчиваем такие факты, не рассказываем людям о том, как партия избавляется от разных прохвостов… Ермаков отвечает: а кто, мол, вам мешает написать об этом…

– Можно подумать, что вы работали вообще с открытым забралом, не имели ограничителей, всем журналистам известного внутреннего цензора…

– Да нет, ограничители, конечно, были. Полностью независимой, свободной прессы, по моему убеждению, не бывает. Не было её при социализме, нет и сейчас, при капитализме.

– Анатолий Никифорович, как вы оцениваете современные СМИ?

– Многое нравится. Например, то, что люди более свободно, чем раньше, выражают свои мысли. Хотя иногда от этой свободы дурно пахнет… Что не нравится? Слишком много в СМИ, особенно на телевидении, убийств и прочего криминала. Говорят, что, мол, они отражают жизнь. Не думаю, что это так. Жизнь многообразна, а средства массовой информации в выборе тем, информационных поводов бедноваты…

Или такая проблема СМИ, как зависимость от рекламы. Во-первых, её слишком много, и это раздражает людей, во-вторых, богатые рекламодатели как священные коровы – их никто не трогает, они вне критики.

– До поры до времени вне критики – пока не совершат что-то противозаконное или антиобщественное… Ну, да ладно: ваше мнение – это ваше мнение… А как вам наши местные, новокузнецкие СМИ?

– Есть приличные, а есть никчемные… А замечания и пожелания такие. Зря вы, господа журналисты, забыли главного героя, главного производителя материальных ценностей – рабочего.

Ещё один минус – это отсутствие реакции на критические выступления. При социализме это было обязательным для властных структур, хозяйственных руководителей. Да, были и отписки, но за них можно было отругать…

Что ещё? Практически исчезли со страниц местных газет критические материалы на производственные, экономические темы…

– Вы до сих пор верите в социализм?

– Верю.

– Но почему с социализмом всегда и везде так плохо выходит? Как где-то устраивают социализм, так сразу начинаются какие-то ужасные вещи: сталинские репрессии, полпотовское людоедство, северокорейская самоизоляция и так далее…

– Где вы видели революцию, которая обошлась бы без крови? Вспомните революцию в Англии, закончившуюся фактически диктатурой Кромвеля и 42 тысячами повешенных вдоль дороги в Ирландии…

– Но это не миллионы, принесённые в жертву российской революции… Вы считаете, что такие жертвы были неизбежны?

– Нет, я так не считаю. Перегибы, конечно, были… Хотя я глубоко убеждён, что такая жестокость к правящим классам в России не случайна… Я вот прочитал исследования красного и белого террора во время Гражданской войны. Знаете, один другому не уступает. Что касается красного террора, тут все понятно: хам вырвался из хозяйских рук, дорвался до власти. Чему ж тут удивляться, когда хам ведет себя по-хамски. Но ведь белые, голубая кровь и всё такое прочее, были не менее жестокими, такие зверства чинили…

– Вы и атеистом тоже остались?

– Остался… Нет, я не против того, что люди во что-то верят, Богу молятся. Но вот церковь… Екатерина II в свое время распустила 400 из имевшихся 800 монастырей, а освободившиеся земли раздала дворянам – чтоб хозяйством занимались. Умная женщина была, понимала, что слишком много этих заведений расплодилось на теле государства…

Нынешние власти предержащие, мне кажется, в церковно-религиозных вопросах хуже Екатерины разбираются. Во всём потакают церкви. Такое впечатление, что церковь у нас не отделена от государства. И ещё. Точно знаю, что среди верующих хамов и воров не меньше, чем среди неверующих.

– На ваш взгляд, возвращение социализма возможно?

– Не просто возможно, думаю, что так и будет. Невозможно вытравить из сознания людей, что этот неполный, несчастный – как угодно – социализм был, что при нём многое делалось для людей.

– Умрут поколения, жившие при социализме и…

– Э, нет! Поколения-то, конечно, умирают. А вот память поколений продолжает жить.

– Анатолий Никифорович, а почему вы неожиданно для многих и ещё в расцвете сил покинули редакторское кресло в 1991 году?

– Когда закончилась власть коммунистов, ко мне в редакцию стали приходить разные хамы – демократы и депутаты – с указаниями, что я должен печатать, а что нет, как я должен писать, а как писать не смею. Однажды пришли сразу человек пять и стали учить меня жизни. Я им сказал, что пока я редактор, я буду работать так, как считаю нужным. Но работать так мне не дали…

– Уходя, вы, наверное, проклинали не только этих демократов в отдельности, но и демократию в целом?

– Знаете, я далёк от мысли, что при социализме была сплошная какава. Нет, конечно, ошибок была гибель. И хуже всего то, что на этих ошибках выросла никому не нужная демократия…

Ведь что вообще такое демократия? Как заметил великий русский философ Иван Ильин, демократия – это организация меньшинства для управления большинством. И меньшинство сейчас управляет. Вот и всё, а всё остальное – лишь красивые слова.

Интервью вёл

Михаил Гревнёв.

Источник: «Кузнецкий рабочий», 14 сентября 2006 г.

 

Наша справка

Анатолий Никифорович Сосимович родился 25 июля 1931 года в деревне Вторая Николаевка Мариинского района.

Окончил Анжерское ремесленное училище, Новосибирский индустриальный техникум. Два года работал в Яшкинском ремесленном училище инженером по производству, мастером производственного обучения, преподавателем токарного, слесарного, кузнечного дела и черчения.

Главным «университетом» в годы молодости стало избрание на должность второго, а потом первого секретаря Яшкинского райкома комсомола в 1955-1959 гг. После этого А. Н. Сосимовича утвердили заместителем редактора, а затем редактором Яшкинской районной газеты.

В 1963-1965 годах работал редактором Кемеровской студии телевидения.

Параллельно с редакторской деятельностью он поступил на заочное отделение факультета журналистики Томского университета, затем перевёлся в Кемеровский педагогический институт на исторический факультет, с отличием его окончил.

Работал в Кемеровской районной газете.

В 1963-1970 годах он – слушатель Высшей партийной школы при ЦК КПСС.

В 1970 году, после окончания журналистского факультета ВПШ, был направлен в Новокузнецк.

С 1970 по 1991 год трудился редактором новокузнецкой городской газеты «Кузнецкий рабочий». Под руководством требовательного редактора «Кузнецкий рабочий» поднялся на очень высокий уровень в стране среди газет такого статуса.

В 1981 году, в связи с 50-летним юбилеем, «Кузнецкий рабочий» был награждён орденом «Знак Почёта». Тираж газеты превышал 180 тысяч экземпляров. «Кузнецкий рабочий» приобрёл индивидуальное лицо, стал ближе к читателю, был самой популярной городской газетой.

А. Н. Сосимовича 10 лет избирали членом бюро Новокузнецкого городского комитета КПСС, он участвовал в решении самых важных и злободневных проблем городской жизни.

Член Союза журналистов России. 20 лет (1971-1991 гг.) возглавлял Новокузнецкую городскую журналистскую организацию, а впоследствии активно участвовал в её деятельности.

Анатолий Никифорович одним из первых возглавил созданное в Новокузнецке городское телевидение. Затем стал советником главы Новокузнецка по работе со СМИ, руководил областной газетой «Горняцкая солидарность».

С июля 1999 года руководил пресс-центром администрации города Новокузнецка.

Под редакторством и при его участии вышли в свет книги «Новокузнецк в солдатской шинели», «Николай Спиридонович Ермаков: штрихи к портрету», «Имя на карте города. Улицы Новокузнецка», «Кузбасс. Рубеж тысячелетий», двухтомник об истории Кузнецкого меткомбината.

А. Н. Сосимович – заслуженный работник культуры РСФСР (1981), награждён медалью «За освоение целинных земель», областными медалями «За особый вклад в развитие Кузбасса», «60 лет Кемеровской области», «65 лет Кемеровской области» и другими наградами.

28 июня 2005 г. ему присвоено звание почётного гражданина города Новокузнецка (решение Новокузнецкого городского Совета народных депутатов № 49 от 28.06.2005 г.).

В быту Анатолий Никифорович был скромным и приветливым. Хороший семьянин, он любил своих близких, воспитал достойного сына, преданно ухаживал за больной женой. В свободное время отдыхал в деревне, рыбачил и охотился, любил читать художественную литературу.

А. Н. Сосимович ушёл из жизни 30 апреля 2009 г.

Ежегодно в городе проводится конкурс профессионального мастерства журналистов имени Анатолия Сосимовича.

23 января 2015 г. в Новокузнецке открылась мемориальная доска памяти А. Н. Сосимовича. Она установлена на фасаде дома № 23 на проспекте Металлургов, где Анатолий Никифорович с семьёй прожил больше четверти века.

Фото: сайт https://новокузнецк400.рф

Архив новостей