Фотомастер Алексей Равилов умел снимать так, как не снимают другие

04 марта 2024 

22 февраля 2024 года не стало Алексея Равилова – удивительно жизнелюбивого человека, Фотокорреспондента с большой буквы, известного не только в профессиональной среде репортёров Кузбасса, но и практически во многих семьях Прокопьевска, потому что его многочисленные снимки земляков несколько десятилетий публиковались в городской газете «Шахтёрская правда», где он трудился с большим удовольствием, высокопрофессионально.

Его фотографии регулярно выставлялись на фотовыставках, их охотно печатали многочисленные газеты и журналы Кемеровской области, страны и даже зарубежья. Все, кто знал его, видел, что он практически не расставался с фотоаппаратом, который был как бы продолжением его руки, его взгляда на окружающий мир, на людей, друзей, которых он по-настоящему любил и уважал. И родные, и друзья ему платили взаимностью.

Обычно его называли Алексеем, Лёшей. Он настолько сросся с этим псевдонимом, ставшим, по сути, его первым именем, хотя по паспорту Лёшу Равилова звали Галляутдин Саляхтдинович. Впрочем, он с удовольствием откликался и на это настоящее имя, которым нарекла его родная матушка.

Родился Лёша-Галляутдин 25 ноября 1938 года в Новосибирске. Но уже в 1939 году его родные переехали в Прокопьевск, став шахтёрской семьёй. Наверное, это сыграло свою роль при выборе Алексеем профессии.

В Прокопьевске он учился в обычной школе. Потом окончил фабрично-заводскую школу, отслужил срочную службу в армии. Служил Алексей в городе Глазове Удмуртской АССР в войсках МВД.

– В армии я участвовал в солдатской самодеятельности, даже был солистом хора, – рассказывал он однажды в интервью «Остановил прекрасное мгновенье» нынешнему редактору «Шахтёрской правды» Гульсире Вахитовне Игнатовой.

После этого поступил в Прокопьевский горный техникум на отделение подземной разработки месторождений полезных ископаемых.

Алексей Равилов 20 лет отработал на прокопьевской шахте имени Ф. Э. Дзержинского. Был подземным электрослесарем, трудился и на других шахтовых работах. Так что с опасными горняцкими профессиями был знаком не понаслышке. Он гордился своей шахтёрской профессией, гордился горняками и городом Прокопьевском, который в 60-80-е годы иначе, как «Жемчужиной Кузбасса» и не называли.

Именно поэтому страницы «Шахтёрской правды» времён работы в редакции фотокора Равилова пестрят замечательными фотографиями шахтёров, прославляющими это трудное и опасное ремесло. В его снимках всегда присутствовали и нелёгкие будни, и трудовые подвиги тех, кто добывает чёрное золото. Фотохудожник Равилов передаёт их многогранно, ярко, часто – с юмором, всегда – с позитивом.

Кстати, свой первый снимок Алексей сделал, ещё когда проходил службу в армии. По просьбе армейского друга он взял тогда в руки фотоаппарат «Зоркий»:

– Моему другу (он был ротным фотографом) поручили сделать серию снимков солдат на отдыхе, – вспоминал Равилов всё в том же интервью «Остановил прекрасное мгновенье». – Приятель взмолился: «Друг, выручай! Невеста ждёт в городе. Сделай фотки!» Но для меня фотография была – как китайская грамота. За что браться, куда нажимать? Друг всё объяснил: как зарядить фотоаппарат, куда нажимать, какую делать диафрагму и т. д. Вроде, я всё понял.

Пошёл на реку Чепцу, где солдаты купались. Заснял всё, что можно и что нельзя: солдатские сапоги и портянки, очередь за газировкой и пирожками, плавающих у одного берега – солдат и поросят – у противоположного, и много чего забавного. Чтобы мои друзья меня не видели, прятался под машиной, за деревьями. Отснял две плёнки, отнёс приятелю. Тот проявил плёнки, напечатал мои шедевры и прибежал ко мне: «Лёха, да ты прирождённый репортёр!»

Потом он устроил своеобразную выставку этих фотоснимков: наклеил их на ватман и повесил на стену клуба, мимо которого солдаты ходили в столовую. Выставка имела ошеломительный успех. Так я «заразился» фотографией. И начал активно участвовать в создании армейской стенгазеты.

Сослуживцам нравились его снимки, чему он был очень рад.

Тогда же и влюбился в это дело, ставшее поначалу отдушиной для души, а затем и делом всей жизни, которому он остался верным до самых последних дней своих. После демобилизации вернулся в Прокопьевск и решил серьёзно изучать фотодело. Однажды познакомился с фотокором «Шахтёрской правды» Виктором Грызыхиным.

С тех пор фотокамеры Равилова меняли названия, но всегда оставались верными спутницами мастера, радуя и своего обладателя, и тех, кто попал в его объектив.

У него были и другие таланты, которые он тоже не скрывал. На шахте имени Дзержинского он вместе с редактором местной многотиражки Антониной Васильевной Фоменко увлечённо участвовал в создании шахтового музея, признанном впоследствии лучшим музеем угольного предприятия города. Когда работал во Дворце культуры имени Артёма, был солистом знаменитого хора русской песни ДК. И своим вдохновенным исполнением радовал зрителей-слушателей. Но на первом месте в его творчестве, конечно же, была фотография.

Когда В. Грызыхина пригласили на работу в газету «Кузбасс», тот порекомендовал Алексея редактору прокопьевской газеты Владимиру Лаврентьевичу Баринову. У Равилова уже был приличный опыт фотокора в шахтовой многотиражке. Да и в «Шахтёрской правде» его снимки уже не раз публиковались.

И Алексей сразу принял предложение – стать штатным фотокорреспондентом городской газеты. В 1970 году его взяли в редакцию «Шахтёрки», где он отработал фотокорреспондентом десять лет. В ту пору фамилия Равилова ежедневно присутствовала на страницах этого издания.

График работы в «Шахтёрской правде» в 1970-80 годы был очень жёстким. Газета выходила пять раз в неделю, рабочий день корреспондентов был расписан по часам.

Утром Равилов спешил на предприятие города, с которым договорился накануне о съёмках. Снимал работяг, иногда – известных людей. Чаще всего это были его любимые горняки.

Редактор В. Л. Баринов внедрил железное правило: «Раз мы называемся «Шахтёрская правда», без шахтёрского снимка чтобы газета не выходила!» Шахт тогда в Прокопьевске было 17, да ещё разрез «Прокопьевский».

– Вот я и ходил-ездил на шахты, – делился А. Равилов опытом с нынешним редактором «Шахтёрки» Г. Мажитовой. – На «Центральную», «Коксовую» – пешком, на «Калининку», «Ворошиловку», «Прокопьевскую» – на трамвае. На удалённые угольные предприятия: «Тырганскую», «Зиминку», «Зенковскую», «Красный Углекоп», «Дзержинку» – добирался на редакционной машине или на попутках. И тут уж держитесь, шахтёры! Снимал на полную катушку, фотографировал за раз по пять-шесть бригад, пока не кончался заряд фотоаппарата или запас плёнок. Чтобы этих снимков хватило на несколько номеров газеты…

Днём он печатал фото в темноте редакционной фотолаборатории, сдавал их в секретариат. Нередко вечером торопился на хоккей или на съёмки звёзд эстрады, на вернисаж, стараясь успеть распечатать вечерние фото к началу нового рабочего дня. И так изо дня в день. Но Алексей любил эту неуёмную редакционную сутолоку. Коллеги, пожалуй, не припомнят случая, чтобы он по собственной причине сорвал съёмку. При этом хорошее настроение практически не покидало фотомастера. Он умел поднять рабочий настрой и во всём коллективе «Шахтёрки».

Свидетелем каких только необычных казусов не приходилось бывать фоторепортёру. Вот как он рассказывает об одном из них:

«Тогда я по роду службы часто ходил на концерты в ДК имени Артёма. Кто к нам только не приезжал! Однажды приехал дуэт – Иосиф Кобзон и Виктор Кохно. Перед выступлением Кохно, у которого 44-й размер ноги, почистил свои ботинки – модные, коричневого цвета – и оставил их на подоконнике в гримёрке. Скоро выходить на сцену, а башмаки как будто испарились. Понятно, кому-то позарез понадобились столичные штиблеты. Начало концерта отодвигается уже на полчаса, публика в недоумении, все волнуются. Подхожу к директору филармонии Саре Михайловне, узнаю, в чём дело, и говорю: «Да вы пройдите по рядам. Неужели никто не выручит ботинками на время выступления?» И действительно, нашли парня с туфлями 44-го размера. Тот согласился помочь. Концерт состоялся, а парень весь вечер просидел в носках за кулисами…».

Или вот был с ним случай:

«На Тыргане открылся новый роддом, и заведующий горздравом Николай Семёнович Зиневский по заданию области попросил меня: «Лёша, сними весь процесс родов». Сам договорился с руководством лечебного учреждения, чтобы мне не чинили препонов. Я, экипированный, как при пандемии коронавируса, фотографирую роды – роженице делали кесарево сечение. Акушерка ругается: «Уходите, вы мне мешаете». Я в ответ: «Вы делайте своё дело, я – своё». И вот я снимаю на фотоаппарат таинство рождения ребенка: он ещё с неразрезанной пуповиной, в капельках крови… Такое дорогого стоит!»

По сути, фотокор газеты много лет был непосредственным участником всех знаковых событий в городе. Поэтому в его багаже невероятное количество фотоснимков – настоящая фотолетопись Прокопьевска, немалую часть которой он передал в городской краеведческий музей.

Всего за десятилетия на газетных полосах «Шахтёрки» прошла не одна тысяча его снимков. Также он активно сотрудничал с другими средствами массовой информации: газетами «Кузбасс», «Комсомолец Кузбасса», «Собеседник», «Труд», «Социальная индустрия», журналом «Советский шахтёр». И многие другие периодические издания, и даже книги с удовольствием размещали его фотопортреты, зарисовки из забоя, снимки горняков на отдыхе. Его фотографии вошли в новое издание книги «Прокопьевск – Родина моя».

В 1973 году его приняли в члены Союза журналистов. За годы фотокорреспондентства он много раз участвовал в фотовыставках разного уровня – городских, областных, республиканских. Не пропускал ежегодную апрельскую фотовыставку «Юмор» кемеровского фотоклуба «Томь», участвовал в таких выставках, как «Я – гражданин России», «Современный Кузбасс в фотографиях», «Прокопьевск в объективе», к годовщинам Победы в Великой Отечественной войне.

Ему всегда было нелегко выбрать выставочные фото, потому что хороших снимков среди них было всегда немало, поэтому отбирал самые любимые. Как подчёркивают коллеги, один его снимок мог сказать больше, чем несколько абзацев газетного текста.

Коллеги и многочисленные посетители фотовернисажей Равилова всегда отмечали, что экспозиции его выставок в целом и многие фотоработы в отдельности раскрывают отношение автора к Кузбассу индустриальному, дарящему жителям страны свои богатства, подчёркивают любовь автора к землякам-горнякам с их трудовыми победами, оставившими яркий след на страницах истории угольного региона.

В его фотографиях сквозит гордость за родной город, которая перерастает во влюблённость в край родной: в его бесконечно красивую природу, в горы, тайгу, золото осени, и, конечно же, в сибиряков, открытый, искренний характер которых виден в репортажных и художественных фотографиях автора.

В его фотоработах – эмоции различных людей. Здесь можно найти и «кусочек жизни», случайно схваченный объективом Равилова, который сумел вовремя оказаться в нужном месте, и прочувствовать отношение репортёра к важнейшим для Прокопьевска событиям. А чего стоят художественные фотографии автора в тайге, на реке, в горах?! Алексей любил на выставках соединять чёрно-белые снимки с цветными, словно бы объединять старое и новое времена.

Цветные и чёрно-белые фотографии, как старое и новое, дополняя друг друга, вместе образовывали единый мир фотохудожника Равилова. И со временем его снимки, запечатлевшие известных людей, важные события и достопримечательности города, приобретают всё большую ценность.    

Работы Равилова давно превратились в настоящую фотолетопись,  которая хранит важнейшие даты и фрагменты социально-политической, экономической жизни родного города Прокопьевска. И её ещё предстоит оценить по-настоящему…

Его последняя персональная, юбилейная, кстати, фотовыставка «Жизнь в фотографиях» открылась совсем недавно – 26 января 2024 года в залах прокопьевского культурно-выставочного центра «Вернисаж». Он тщательно готовился к ней, был энергичен, сам занимался оформлением экспозиции.

Алексей, как всегда, тщательно отобрал для неё свои лучшие работы. В основе экспозиции он представил десятки цветных и чёрно-белых снимков о жизни Прокопьевска и прокопчан в разные периоды непростой биографии города. Всего около 100 фотографий.

На открытии радушно встречал гостей, среди которых были и первые руководители города, коллеги, молодые прокопчане. Сам провёл первую экскурсию, шутил, давая оценки фотоработам, рассказывал о своих задумках, секретах мастерства, о работе народного самодеятельного коллектива «Прокопьевский клуб художников имени И. Е. Селиванова», активным членом которого он был. Напомнил, что его выставка будет принимать гостей до 29 февраля…

К глубокому сожалению, увидеть окончание её работы ему уже не довелось… Мастеру было 85 лет.

За добросовестную, творческую работу Галляутдина Саляхтдиновича Равилова не раз отмечали наградами. Среди них – звание «Ветеран труда СССР» (1988), медаль Кемеровской области «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени (2006), почётный знак «300 лет Российской журналистики» (2003), медаль города Прокопьевска «Борис Волынов» (2018) и другие награды.

Сергей Черемнов

 

Нужно любить свою работу. (Последнее интервью Алексея Равилова)

В культурно-выставочном центре «Вернисаж» города Прокопьевска 26 января открылась юбилейная фотовыставка «Жизнь в фотографиях» члена Союза журналистов СССР Галляутдина Равилова. В ноябре минувшего года он отметил свое 85-летие.

На открытии выставки глава города Прокопьевска Максим Шкарабейников поздравил юбиляра:

– Я рад присутствовать на фотовыставке человека, которого могу назвать человек-эпоха. Столько социально значимых событий в жизни нашего города он запечатлел на фотоплёнку. Это и судьбы наших прокопчан, и приезд звёзд российского и общесоюзного масштаба. Думаю, что эта выставка – только начало. Ведь сколько ещё неизданных работ лежит в закромах этого фотокорреспондента. Их должны увидеть прокопчане! Это настоящее достояние нашего города. Предлагаю к Дню города, к Дню шахтёра организовать очередную выставку работ фотокорреспондента Равилова. Я горжусь дружбой с этим человеком!

Как корреспондент газеты, и я знаю Равилова. Правда, мы все его в газете, да многие люди в городе зовем Алексеем Савельевичем. Помню, при первом знакомстве Равилов сказал мне: не мучайся, не ломай язык, Алексей я.

Каждый июнь, когда штатный фотокорреспондент «Шахтёрки» Николай Бабарицкий уходил в отпуск, на замену ему выходил на работу Алексей Равилов. К тому времени он был уже на пенсии, на заслуженном отдыхе. Веселый, разговорчивый напарник. Многое мог подсказать о людях и местах города, рассказать историю. Кладезь для корреспондента. Вот и выставку я использовал как повод поговорить, послушать старшего товарища.

– Алексей Савельевич, какие качества должны быть у фотокорреспондента?

– Нужно любить свою работу. А самое главное – любить людей, с которыми встречаешься по работе. Ведь не каждый откроет тебе свою душу. Сумеешь к нему, как говорится, ключик подобрать, получится снимок. А нет – значит, нет.

А ещё нужно иметь железное здоровье. По работе, если ты фотокорреспондент, то придется облазить весь город. Снизу доверху. Я побывал в забоях всех семнадцати шахт Прокопьевска. Лазил по чердакам, чтобы найти сверху хороший ракурс. Так что фотокорреспондент не должен бояться ни высоты, ни глубины подземной. И, само собой, часами ты на ногах.

– Как вам удается заставить людей улыбаться на камеру? Особенно суровых шахтёров?

– Ну, с шахтёрами мне даже проще. Я ведь сам шахтёр в прошлом, двадцать лет отработал на «Дзержинке». Я им анекдоты травил. Крепкие, матерщинные. А знаменитости умеют позировать, улыбаться. Кто-то из знаменитостей был с требованиями, а некоторые вполне скромные, приятные в общении. Например, Лановой, Лещенко… В Прокопьевске я фотографировал Магомаева, ансамбль «Песняры», хор Пятницкого, Зыкину, Пугачеву, Кобзона. Но, если честно, мне с шахтёрами было проще. Они мне ближе.

– Что нравилось, а что не нравилось в работе фотокорреспондента?

– Не нравилась зарплата, – смеется Алексей Савельевич. – Оклад был всего-то восемьдесят рублей. Ну ещё набегаешь на гонорар в тридцать рублей. Негусто получалось. Ещё нужно было «добывать» бумагу, плёнку, химикаты.

А нравилось то, что знакомишься со многими замечательными и интересными людьми. Это делает твою жизнь богаче.

– Сейчас, когда не нужно заморачиваться с проявкой и печатью, снимающих фото людей в городе сотни, если не тысячи. Но не всех можно назвать фотографами в профессиональном смысле. Так как «поймать» кадр?

– «Ловить» нужно его. Просто «ловить». Не каждому это дано. А если дано, то это проявится сразу. Я ведь как начал снимать? В армии наш фотограф хотел уйти на свидание. А съёмку для стенгазеты он поручил мне. Показал, куда нажимать, как настраивать фотоаппарат и, собственно, все. Ну я и отснял две пленки. Как сейчас, помню каждый кадр. Так он мне после сказал: ты прирожденный фотокорреспондент! Так что всё получилось случайно у меня в жизни.

Кстати, помогло то, что у меня был первый разряд по стрельбе. Выступал даже на соревнованиях по стрельбе от своей части. А снимок – это как при выстреле: увидеть цель, навести, затаить дыхание и нажать…

– Расскажите, а вам удобней работать одному или в паре с пишущим корреспондентом?

– Все же лучше вдвоём. Но тут многое зависит от пишущего. Если он профессионал и может раскрыть собеседника, то тот в ходе интервью «оживает», забывает обо мне и фотоаппарате. Корреспондент беседует, а я ловлю момент, живой образ. Вдвоём удобней работать.

– Рецепт физического долголетия мы знаем. Вы, Алексей Савельевич, и в свои 85 совершаете пешие прогулки каждый день, плаванием занимаетесь, физическими упражнениями… А как сохранить живой ум, то есть умственное здоровье?

– Обязательно много читать. К счастью, читать – это моя давняя привычка. У меня библиотека более тысячи томов. Некоторые книги даже с автографами авторов. Сейчас думаю, куда эту библиотеку пристроить. Есть идея отправить книги в госпитали, где лежат наши раненые бойцы с СВО. Пока не знаю, как это сделать.

Кто у меня любимые писатели? Пикуль, Гамзатов, из поэтов – Высоцкий, Дементьев.

– Алексей Савельевич, 85 лет жизни позади. Скажите, жизнь удалась?

– Конечно, удалась. Единственное, что… Так получилось, что дружил я всегда с русскими девчонками. Каждая – и умница, и красавица. Но мамка моя не разрешала ни на одной русской жениться. Сестра моя хитрее оказалась: выскочила замуж за русского и маму уже перед фактом поставила – вот паспорт с регистрацией брака. А я маму очень любил, уважал и её мнение. Не посмел её ослушаться. Так и не женился… О чём очень сейчас жалею. Теперь я понимаю мудрость: жизнь дана один раз. И если уж ты полюбил кого-то, то не обращай внимание ни на чьё мнение. Даже на мнение самого близкого человека – мамы. Если любишь – женись!

Вспоминает бывший ответственный секретарь газеты «Шахтёрская правда» Галина Щербакова:

– Алексея Равилова знаю уже несколько десятилетий. Во-первых, Алексей – человек широкой души. Он был любимцем всего коллектива «Шахтёрской правды». Мог выполнить любую просьбу сотрудника, иногда весьма проблемную даже для редактора газеты.

К тому же умел организовать для нас настоящий праздник. Однажды, во время семинара журналистов из разных городов, привёз откуда-то большой бочонок солёной рыбы. И, конечно, атмосфера юмора и веселья долго не покидала участников семинара!

Во-вторых, Алексей – труженик. Во время работы на шахте увлёкся фотосъемками. И начал сотрудничать с газетой. Именно тогда и пригласили его на работу в «Шахтёрскую правду».

Его снимки отличаются искренней любовью к землякам. Особенно ему удаются фотографии детей и шахтёров. Лёша в их лицах тонко чувствует красоту души, её доброту и теплоту. И всё это талантливо передает на снимках.

И, в-третьих, Алексей – творец всего прекрасного. Он – ветеран сцены дворца культуры имени Артема. У него голос профессионального певца. А вот здесь, в «Вернисаже», мы видим, как много Лёша сделал для родного города, запечатлев на снимках его людей.

Игорь Семёнов

Источник: газета «Шахтёрская правда», февраль 2024

Автор благодарит коллектив «Шахтёрки» за помощь в подготовке публикации

Архив новостей