Колыбель старого центра Кемерова: история Притомского участка и легендарного Жилкомбината

22 января 2024 

В этой публикации речь идёт о квартале, с которого началась застройка центральной части Кемерова. Об уютном уголке между Томью и Искитимкой, что тянется вдоль Притомской набережной, охватывая нынешние улицы Арочную, Ермака, Орджоникидзе и частично – улицы Островского.

Именно с этого совсем небольшого по современным меркам пятачка, носящего устойчивое наименование Притомский участок, в далёкие 1930-е и начинался столь любимый кемеровчанами исторический центр города.

Это одна из территорий, которые дали старт застройке Центрального района города... Здесь появлялись первые комфортабельные многоэтажки из камня и кирпича, парадная ансамблевая архитектура, благоустроенные дворы, мощёные улицы, уютные зелёные скверы и первая главная площадь.

За десятилетия эта локация претерпела немало изменений. И, тем не менее, неповторимая атмосфера теплоты, доброжелательности, уюта, камерности, интеллигентности ощущается здесь по сей день. Это не случайно, ведь именно этот квартал одним из первых заселяли работники будущих промышленных гигантов Коксохима и АТЗ (ныне «Химпрома»), первой кемеровской теплоцентрали, а затем и работники ГРЭС. Рабочие-стахановцы, инженеры, специалисты Кемеровокомбинатстроя – особенные люди, строители настоящего и будущего нашего города.

 

Жилкомбинат: первый и единственный

На самом деле, на роль городского центра в разные годы претендовали несколько территорий. Инженер П. А. Парамонов, создатель самого первого генплана Щегловска, главной предлагал сделать обширную площадку в районе пересечения нынешних улиц Красноармейской и Кирова с проспектом Кузнецким, где впоследствии появились каменные трехэтажные дома жилкооператива «Искра».

И Дворец труда с площадью и улицей Дворцовой некогда был в числе претендентов, и даже знаменитый Соцгород в нынешнем привокзалье – с его стройным бульваром, эстетичным зданием Делового клуба и панорамными окнами-витринами одноэтажного универмага. Но судьба распорядилась иначе.

В конце 1920-х – начале 1930-х годов разработку очередного проекта планировки Щегловска поручили выполнить известному немецкому архитектору Эрнсту Маю. Специалист с мировым именем, построивший немало рабочих городков и посёлков в Европе, поделил территорию города на несколько кварталов и предложил застраивать их строчно, параллельными рядами идентичных жилых комплексов с протяжёнными домами, ориентированными длинной осью с севера на юг. Так называемыми жилкомбинатами – смягченной версией домов-коммун с полным обобществлением быта*).

Дома в таких кварталах должны были состоять из минимальных по площади квартир на одну семью с необходимым санитарно-техническим обеспечением. В каждом жилкомбинате была предусмотрена и необходимая социнфраструктура – ясли, детские сады, школа, прачечная и клуб-столовая. Такой своего рода прототип наших современных ЖК, но в духе того специфического времени.

*Дома-коммуны активно строились в нашей стране в 1920-30 гг. Состояли из отдельных жилых ячеек в несколько кв. м. буквально, чтобы можно было разместить койку и тумбочку, и общих помещений: ванная и уборная, столовая, прачечная, гостиная, библиотека и другие, пользоваться которыми могли все жильцы дома. Главное преимущество такого жилья состояло в том, что человеку не нужно было беспокоиться о насущных бытовых и хозяйственных делах, и больше времени уделять своему досугу, образованию и работе.

Стройные ряды жилкомбинатов, согласно проекту Мая, шли от будущей железнодорожной станции вдоль главной магистрали (будущего проспекта Ленина) на восток и продолжались в новых районах Заискитимской части города. То есть многие знакомые нам улицы могли быть застроены одинаковыми комплексами.

Проект поквартальной застройки Щегловска бригады Э. Мая, 1931 год. Фото: книга И. В. Захаровой «Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль», 2020 г.

– Застройка по плану архитектора стартовала в начале в 1930-х. В частности, как значится в архивных документах, в 1931 году было начато «строительство четырёх домов-коммун на Притомской полосе», – цитирует наш эксперт, доцент КузГТУ Ирина Захарова.

Только здесь жилкомбинатов могли бы построить с десяток! Но… проекты Мая очень быстро пересмотрели. В итоге по его схеме застроили только один квартал в будущей привокзальной части (район Соцгорода), но не жилкомбинатами, а малогабаритными кирпичными и деревянными двухэтажными домами.

Фрагмент топографического плана г. Кемерово 1932-34 гг. Фото: ГАКО

Вышло так, что единственным жилым комплексом, который возвели почти в полном соответствии с задумкой немецкого специалиста, оказались четыре каменных дома на Притомском участке с нынешними адресами Арочная, 41 и 39 и Ермака, 2 и 5. На топографическом плане 1932-34 гг. они обозначены как дома ТЭЦ, потому что первоначально для работников этой организации они и предназначались.

Их строили среди деревянных лачуг и огородов с неказистыми заборчиками. Строили трудно и долго, вводили в эксплуатацию с недоделками, косметические (а где и монтажные работы) завершали по ходу заселения. Красивыми и благоустроенными эти дома и их окрестности стали, конечно, не сразу. Но, тем не менее, для жилищного строительства тех лет это был прорыв!

Жилкомбинат Притомского участка, 1930-е. Фото: ГАКО

Дома были уникальные, по сути, ибо объединяли в себе жильё трёх типов: коридорное общежитие-коммуну для одиноких рабочих, небольшие семейные двухкомнатные квартиры с узенькими кухоньками и общими коммунальными удобствами, и просторные трёхкомнатные для семей номенклатуры с отдельными туалетом и ванной и более габаритными кухнями.

Дома отапливались от котельной, а также в них (на будущее) было предусмотрено подключение к магистральным водопроводу, отоплению и канализации. Для 1932-1933 годов такое жилье было одним из самых комфортабельных в городе.

Почти готовые здание ресторана «Сибирь» (передний план) и один из домов жилкомбината с нынешним адресом ул. Ермака, 2, 1932-33 гг. Фото: ГАКО

Социальная инфраструктура тоже не заставила себя долго ждать. К середине 1930-х в жилкомбинате появилась своя столовая (ресторан «Сибирь», в части помещений которого также располагался галантерейный магазин), следом ясли (позже в двухэтажном здании также размещались «Дом малютки» и даже инфекционная больница), детский сад (ныне здание «началки» гимназии №1), школа и даже прачечная была (здание размещалось ближе к домам Арочная, 41 и 39, ныне утрачено).

В 1934-м, как пишет газета «Кузбасс», по улице Исполкомской (ныне Островского), на которой получили адреса четыре дома жилкомбината, началась прокладка гравийных дорог. Старожилы вспоминают, как в квартале наводили первые деревянные тротуары, как постепенно исчезали грязные канавы, как сносили ветхие домишки и закладывали фундаменты других многоэтажных зданий...

Квартал становится всё красивее

В 1930-е же, как только рухнули Маевские планы, новый проект застройки Притомского участка выполнил Стандартпроект. Каменные первенцы стали стремительно обретать соседей. В 1933-м возвели здание четырёхэтажной гостиницы – лаконичное и приятное внешне, образчик чистого конструктивизма (ныне здание КУМИ на Притомской набережной, 7). В 1934-м совсем рядышком в аналогичной стилистике отстроили трёхэтажный техникум Коксохимического завода (ныне надстроенное на пару этажей здание по ул. Островского, 32).

Гостиница Притомского участка и здание химтехникума (справа), 1932 год. Фото: ГАКО

А в 1935-м справа от него возвели пятиэтажный дом для ИТР Кемеровокомбинатстроя архитектора Игоря Белоусовича (Притомская набережная, 11). Это – первое жилое здание с элементами неоклассики, и первое же в череде авторских работ архитекторов и инженеров Кемпроекта на Притомском участке. В те годы дом этот считался одним из самых нарядных, с богатой внутренней отделкой и лучшим по комфортабельности планировок двух-, трёх- и четырёхкомнатных квартир.

Слева – здание химтехникума, справа — разноэтажный дом ИТР, 1935 год. Фото: ГАКО

Среди младших братьев домов ТЭЦ не было больше ни домов-гибридов, ни зданий с малогабаритными комнатушками. Год от года уровень комфорта жилья здесь только рос, а внешний облик зданий становился всё элегантнее и ярче. Квартал всё сильнее претендовал на звание центрального.

С середины 1930-х на Притомском участке начинается строительство первых в городе архитектурных ансамблей. По проекту архитектора П. Кушнарёва для стахановцев и инженерно-технических работников ГРЭС строят изящный дугообразный пятиэтажный дом с гастрономом и аптекой (Орджоникидзе, 3), а со стороны Притомской набережной возводят плод совместного труда архитекторов Н. Н. Текутова и С. П. Скобликова – 56-квартирный дом с аркой (Притомская набережная, 13). Его возводят специально для работников азотно-тукового завода.

Справа – здание ул. Орджоникидзе, 3, 1950 год. Фото: книга И. В. Захаровой «Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль», 2020 г.

А напротив, по проекту тех же авторов, возводят ещё один симметричный дом (Орджоникидзе, 5). Угол другого квартала на Притомском участке обрамляет четырёхэтажный дом для работников исполкома в красно-охристых тонах техника-инженера Доната Зезина (Островского, 28), а следом строят и три дома архитектора Андрея Полянского с нынешними адресами – Островского, 31, 33 и Орджоникидзе, 7.

Здание ул. Орджоникидзе, 5, 1950-е. Фото: книга И. В. Захаровой «Кемерово: город-сад, соцгород, город-ансамбль», 2020 г.

К началу 40-х на Притомском участке высятся уже с десяток пяти- и четырёхэтажных жилых домов. Кемеровчане выходят на субботники, потихоньку благоустраивают дворики, высаживают первые аллеи и скверы. Мало-помалу квартал начинает обретать свою ни с чем не сравнимую атмосферу.

Притомский участок как сердце города

В 1950-60 годы Притомский участок расцвёл! Архитектурный ансамбль дополнили современные здания – дом с башней, арками и магазином на площади Пушкина и ещё один в эстетике сталинского ампира с большой аптекой напротив по улице Орджоникидзе.

Улица Арочная, 1951 год. Фото: ГАКО

Дома жилкомбината тоже претерпели реконструкцию, обзавелись пристройками со столь любимыми горожанами арками. Рядом ещё в 1947-м появился новосёл – нарядное здание клуба КХЗ, коему было суждено на долгие годы стать самым настоящим культурным центром для горожан.

Клуб приютил в своих стенах театр музкомедии (Музыкальный театр имени А. Боброва), был и кинотеатром, и библиотекой, и танцплощадкой. С этим местом у здешних старожилов связано немало теплых воспоминаний.

Здание клуба КХЗ, конец 1940-х – начало 1950-х. Фото: ГАКО

Возле дома на Притомской набережной, 11 зашумел ветер в кронах деревьев симпатичного сквера с прогулочными дорожками и скульптурой шахтёра (исчез в конце 1950-х, когда началось строительство здания института «Гипрошахт»).

Шахтёрский сквер, 1950-е. Фото: альбом П. Ф. Мельникова

А напротив обустроили первую в городе площадь – имени Пушкина с памятником поэту. Именно на ней кемеровчане собирались на большие городские праздники, массовые гуляния, демонстрации, и почти до самого конца 1960-х встречали зимой Новый год и катались с фигурных снежных горок.

Первый Всекузбасский фестиваль молодёжи на площади Пушкина, 1957 год. Фото: ГАКО

По центру улицы Островского до самой улицы Кирова протянулся самый настоящий бульвар, обрамлённый молодыми деревцами – он просуществовал почти до 1990-х.

Небольшой скверик огородили и на месте будущей Орбиты.

Ресторан «Сибирь», 1956 г. Фото: архив П. П. Вылегжаниной

Внутри хоровода домов на Орджоникидзе жителей радовал собственный симпатичный фонтан с приличных размеров чашей. Здания обрамляли изящные газоны, аллеи и бульвары, а парки и скверы повсеместно украшали гипсовые скульптуры. Особое внимание горожан притягивала площадь Пушкина – на тот момент самая благоустроенная в городе. Она стала центром притяжения, и наверно даже не будет слишком громко сказать, что сердце города очутилось здесь.

Площадь Пушкина, 1966 г. Фото: ГАКО

– Летом со старшей сестрой мы частенько ходили купаться на Томь. Шли через базар, потом через нынешнюю площадь Советов, но в 50-е её как таковой ещё и не было, сплошь частник деревянный и тропиночки. А вот площадь Пушкина была невероятно красивой. На углу стоял ларёк с газированной водой, мы покупали там крем-соду и лимонад – это были самые вкусные на свете напитки! – вспоминает кемеровчанка Галина Георгиевна Круглякова.

Благоустроенными стали и дворики, обзавелись собственными клумбами, во дворе дома по Арочной, 39 работники КХЗ установили скульптуру рабочего-коксохимика… А в соседнем дворе на Ермака, 5 стоял гипсовый пионер.

Скульптура рабочего КХЗ во дворе домов Арочная, 39 и 41, 2021 год. Фото: Константин Наговицын

– Дворы превратились в настоящие оазисы для нас ребятишек, а нас в послевоенные годы ой как много было, человек по семь на этаж. Для такой оравы непосед требовалось и места много, и занятия. В нашем дворе стоял большой деревянный корабль и деревянные домики, а возле каждого подъезда – гипсовые чаши на ножках с цветами, – вспоминает детство жительница одного из домов ТЭЦ Елизавета Витальевна. Её дед был главным архитектором Коксохима, и квартиру в доме получил еще в 1930-е. – По соседству с нами жила учительница, она всех ребят собирала в пионерлагерь летом. Помню, как заслышим утренний горн – сразу бегом во двор. Мы постоянно чем-то занимались, и даже концерты и спектакли ставили, а потом для наших мам, пап и дедушек с бабушками показывали представления во дворе.

Помнят ребятишки 1950-60-х и школу № 41, вход в которую украшали в те годы огромные сине-зелёные глобусы на белых гипсовых постаментах. И самостийные снежные горочки – скаты с набережной Томи, где ребятня каталась прямо на портфелях после занятий, и небольшую улочку Ермака, что шла наискосок через дома жилкомбината прямо до самой школы.

Мальчишки и девчонки из 1970-х по-прежнему радуются, вспоминая, приключенческие киносеансы и мультики, которые впервые посмотрели на экране в клубе Коксохима. А молодёжь тех лет, наверняка, припомнит, как бегали на свидания в сквере на площади Пушкина, и дружные застолья в одном из самых популярных заведений города – ресторане «Сибирь».

– Помню, как собирались отметить там выпуск из Политеха в начале 1980-х. К тому времени ресторан года два был закрыт на ремонт. Внутри и снаружи все подновили, сделали его просто шикарным. Мы очень ждали открытия. Но буквально за день до этого события он сгорел… А после несколько лет стоял в руинах, – рассказывает житель Притомского квартала Александр Додонов.

…Меняются эпохи и… люди. Но этот уголок остаётся милым сердцу кемеровчан и по сей день. И жильцы, которые обосновались здесь сравнительно недавно, в конце 80-х и 90-х, также, как и их предшественники, говорят о своём квартале, о летах, прожитых в нём, с теплотой.

Фото: Константин Наговицын

– Мы с супругом сюда заселились в 1989 году, причём, именно специально поменяли квартиру, чтобы попасть в этот квартал и в этот дом, – рассказывает жительница дома по адресу Ермака, 2, директор МБУ «Городской архив» Ирина Третьяк.

– Я просто очень люблю наш старый центр города и всегда хотела жить здесь. Мне очень нравится наш замкнутый, такой прямо одесский дворик. На Притомском участке вообще все дворы закрытые, отгорожены зданиями от проезжей части, но наш он буквально непроходной, попасть в него можно только с одной стороны – через арку в более поздней пристройке по Арочной, 33. Ребятишки здесь всегда были под присмотром бабушек-соседок, да и из окон видно, кто где бегает-играет. Здесь до сих пор прямо на улице сушат бельё, и всем подъездом собираются смотреть салют в праздники… А в выходные в нашем дворе, и в окрестностях, на набережной, у Орбиты, на площади Пушкина стоит такая удивительная тишина. И ты идёшь в этой тишине, и чувствуешь, что это всё – твоё, такое родное. Тихий старый центр… Из него просто невозможно уехать.

Фото: Константин Наговицын

...В памяти остались и большая аптека на углу в доме по Орджоникидзе, 7, а наискосок через площадь Пушкина – знаменитая на весь квартал булочная, в доме на Орджоникидзе, 3 – большой продовольственный магазин. Любимый многими магазин «Мелодия», где продавались шикарные музыкальные инструменты, и высокие тополя, когда-то обрамляющие Притомскую набережную.

Частичка старого центра живёт, на самом деле, в каждом из нас… в исторической памяти поколений. Оказываясь на Притомском участке, каждый из нас ощущает нечто особенное: для кого-то это чувство щемящее, для кого-то светлое, для кого-то неопределимое и от этого странное, четвёртые просто восхищаются красотой уголка, где под наслоениями времён и наших общих воспоминаний, как будто укутанное толщей опавших осенних листьев или укрытое пуховым одеяльцем в тёплой колыбели сердце города продолжает биться.

Несмотря ни на что. Всегда.

Марина Туманова,

Лора Никитина.

Источник: https://dzen.ru/a/Yt0pdcnuXAqHs_OC?referrer_clid=1500&

 

Архив новостей