Надежда Усольцева: «В сердце робко осень постучала…»

21 декабря 2023 

«Война всегда преследовала её. С самого сорок третьего, когда она увидела настоящий фронт. Видения войны мучительны. Она пыталась вытолкнуть из памяти этот безобразный образ, но ничего не получалось. Война приходила в её сны жутким окровавленным трупом солдата: без головы, без рук…».

Так начинается публицистическая зарисовка «У войны и женское лицо» Надежды Усольцевой, известного кузбасского литератора и журналиста из Анжеро-Судженска («Огни Кузбасса», 2020, № 2).

О Великой Отечественной войне Надежда Александровна всегда говорит по-особому. Её отец – фронтовик, участвовал в битвах самой кровавой войны, дошёл до Берлина. Остался жив, что уже само по себе настоящие фронтовики считали чудом. Потому военная тема для автора очерков, рассказов, стихов – святая.

Надежда Усольцева (урождённая Ковалёва) родилась 4 февраля 1950 года в шахтёрском городе Анжеро-Судженске Кемеровской области в семье известных городских интеллигентов – участника войны Александра Евсеевича и Евдокии Емельяновны Ковалёвых.

Отец работал в школе, «учительствовал», как говорят в учительской среде. В доме всегда водились книги для взрослых и детей, выписывались «толстые» и детские журналы, центральные и местные газеты. И всё это с интересом читали взрослые – читали сами и читали детям. А когда дети подросли (в дружной семье их было трое: две девочки и мальчик), то полюбили читать сами.

Надежда Александровна вспоминает, что рано пристрастилась к чтению, что самыми любимыми предметами в школе были литература и русский язык. Её сочинения и изложения всегда заслуживали высоких оценок, а чувство слова, желание излагать свои мысли и впечатления на бумаге уходят корнями едва ли не в ранние детские годы.

Когда учёба в анжеро-судженской средней школе № 11 была позади, проблему выбора профессии Надежда для себя решила так: поехала в столицу Восточной Сибири – город Иркутск, где поступила на отделение журналистики Иркутского государственного университета имени А. А. Жданова (носил это имя в 1939-1989 годах).

В студенческие годы, кроме теоретических дисциплин, с успехом проходила практику в редакциях газет.

Ещё до получения диплома о высшем образовании трудилась в газете «Дзержинец», редакция которой расположена в большом старинном селе Дзержинское, раскинувшемся на речке Усо́лке, и ставшим центром Дзержинского района Красноярского края.

За годы работы в «Дзержинце» проехала район вдоль и поперёк: не раз побывала в Александро-Ерше и Денисове, в Курае, Михайловке и других районных деревнях. Писала для газеты репортажи и статьи, заметки и интервью. Молодой и любознательный корреспондент, она всё подмечала и запоминала. И этот первый настоящий «производственный» опыт ей очень пригодился, в том числе, при написании будущих рассказов…

В 1970 году вернулась в родной Анжеро-Судженск. Хорошо подготовленную к редакционной работе журналистку приняли в городскую газету «Борьба за уголь» (ныне «Наш город»). Здесь она начинала рядовым литсотрудником, затем перспективную девушку назначили заведовать редакционным отделом. В 1972-м её приняли в Союз журналистов СССР. А вскоре поручили обязанности ответственного секретаря редакции.

«Наш город» – одно из старейших городских изданий в Кузбассе. Самый первый номер газеты был напечатан 1 мая 1920 года, и назывался газетой «Коммуна». Это был орган революционного комитета и комитета РКП(б) Анжеро-Судженского каменноугольного района. За более чем вековую историю в редакции сложились крепкие журналистские традиции. Главные из них – всегда поспевать за городскими новостями, не пропустив ни одну, скрупулёзно описывать новейшую историю города.

Создавали эти традиции, прежде всего, возглавлявшие «Борьбу за уголь», легендарные газетчики-редакторы Пётр Зарецкий, Александр Коновалов, Иван Перов, Иван Пронин, Владимир Баринов, Григорий Краснокутский, Альбина Калинина и другие.

Надежда Александровна про эти традиции никогда не забывала, все силы прилагая к их развитию. За 100 лет городскими журналистами написаны целые тома истории Анжеро-Судженска, очерки и зарисовки о знаменитых, интересных людях, репортажи с места событий, новости о важных вехах жизни города и горожанах, корреспонденции и статьи о проблемах и путях их решения. За всем этим стоит огромный труд газетчиков и внештатных авторов. Непосредственный вклад в это дело Н. А. Усольцевой, отработавшей в редакции более полувека, прямо скажем, огромный.

В молодые годы, будучи активным репортёром, она не просиживала подолгу в редакционном кабинете. Анжерка – не такой уж большой город, при желании за год работы в редакции можно объехать – и не по одному разу – все значимые производственные коллективы и учреждения. Надежда Усольцева бывала на шахтах: спускалась в забой, чтобы узнать тонкости сложнейшего труда горняков, вникнуть в психологию тех, кто каждый день уходит под землю добывать уголь. Прошла все городские заводы и фабрики, строительные площадки.   

Читатели с интересом ждали её публикаций. Потому что читать их всегда интересно, ведь журналист Усольцева особенно любила писать о земляках: работягах, умельцах, творческих натурах. А в зарисовки о фронтовиках, повторюсь, вкладывала особую душевную теплоту.

В 1970-1980-е в Анжеро-Судженске проживало немало участников Великой Отечественной. И Надежда находила возможность рассказывать на газетных страницах истории жизни этих мужественных людей. Благодаря её очеркам и зарисовкам судьбы участников боёв теперь сохраняются в памяти горожан, вызывают в сердцах послевоенных поколений безмерное уважение.

Ответственный секретарь редакции Усольцева во многом определяла и направляла в нужное русло творческие усилия коллектива газеты, воспитывала и учила молодых журналистов особенностям профессии.

Эти усилия не пропадали даром. О профессионализме анжерских журналистов говорят, к примеру, многочисленные награды. Так, газету «Наш город» четырежды признавали победителем областного профессионального конкурса «Золотое перо». Издание награждено Дипломом Союза журналистов России. А газетное приложение «Тропинка» десять раз становилось обладателем дипломов федерального фестиваля «Молодые ветра», удостоено сертификата Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. Победу во Всероссийском конкурсе журналистского мастерства «Чёрное золото – 2019» одержали очерки о шахтёрском труде анжеро-судженских журналистов. Этот список можно продолжать ещё. Вклад ответственного секретаря в эти коллективные успехи самый что ни на есть наипервейший.   

***

Приверженность Надежды Усольцевой к сложному очерковому жанру в девяностые годы вылилась в желание сделать нечто большее – попробовать себя на ниве литературного творчества. Репортёрская работа подбрасывала порой такие необычные сюжеты, жизненные ситуации и оценки, образы и характеры, что рассказы рождались в голове как бы сами собой, оставалось только записать их.

И в свободное от работы время Надежда начала писать рассказы, вкладывая в каждый из них частичку души. Подчеркну, далеко не у каждого журналиста проявляется талант писателя. А её прозу напечатали на страницах городской газеты. Её литературные усилия скоро были замечены и в других изданиях. Художественную и публицистическую прозу Надежды Александровны стали публиковать областная и центральная периодика, среди которой журналы «Огни Кузбасса», «Молодая гвардия».

Постепенно произведений у автора накопилось на книгу, затем – на вторую. В итоге Н. А. Усольцева – автор художественных и публицистических книг. В их числе – «Я люблю вас, мои герои» (1997), «Подари нам, судьба, прощение» (1998), «Дрозд – птица неяркая» (1999), «Дневник киборгов» (2004), «Они дышали воздухом войны» и другие.

А такие её сборники, как «По стерне босыми ногами», «Солнце никуда не уходит», «Путь пилигрима», включают в себя и прозу, и поэзию.

В 2012 году литературный талант Надежды Александровны был оценён по достоинству – её приняли в Союз писателей России.  

Без всяких сомнений – у литератора Н. Усольцевой есть свой голос, свой стиль, свой взгляд на окружающий мир и отношения между людьми. Чтобы ощутить и почувствовать необычность и пронзительность её прозы, достаточно услышать её, например, вот в этом отрывке из рассказа «Нелюбимые» («Огни Кузбасса», 2022, № 1):  

«О том, почему Иван запил и стал пьяницей, знала вся деревня. В парнях-то он был непьющим. Уж где-где, а в деревне всего в три улицы никакой тайны не утаишь.

С Галиной он сошёлся через год после войны. Она была видной, умной девушкой. Хотя к тому времени, когда он пришёл свататься, у неё уже росла Машенька, дочка двух лет. И все знали, от кого она.

Любила Галка Григория – их же деревенского парня. Да так любила, что даже мать предостерегала её:

– Дочка, смотри не вешайся ему на шею. Мужики этого не любят.

– Мам, я его так люблю, так люблю, что скажи он: «Иди, утопись», – пойду и утоплюсь.

– Бог с тобой, дочка, что это ты такое городишь, с ума сошла, что ли?

– Нет, мам, я ещё совсем маленькой была – прямо дар речи теряла, когда он рядом стоял. Он с девчонками заигрывал, а у меня сердце перехватывало.

Григорий был на восемь лет старше Галины. Он подтрунивал над ней маленькой:

– Ну что, невеста, жениха ждёшь уже?

Она краснела и убегала.

А он шутил, шутил, да и не заметил, как эта соплюшка выросла в красавицу. Однажды поглядел на неё и обмер: вот тебе и невеста, какая бабёнка выросла ладная!

Они стали встречаться. А тут война грянула. Горе накрыло и их деревню. Похоронки стали приходить в семьи. Ушёл на фронт и Григорий.

– Галка, – сказал он девушке однажды, когда в кармане уже лежала повестка, – приходи вечером, как стемнеет, к нам на сеновал, попрощаемся. Мало ли что, война как-никак, не погремушки, а пушки…

Не задумываясь, она прибежала вечером ко двору Гриши. Домашние его уже спали. А влюблённые забрались по шаткой лестнице на сеновал. Пахло дурманящим настоем разнотравья: шло как раз время покосов.

В этом густом аромате порыв неуправляемого чувства словно отключил Галке разум, осталось одно желание слиться с любимым человеком. Она впервые узнала, что это такое, особенно с тем, кого любишь до самозабвения, до ненормальности.

Григорию это испытывать было не впервой. Деревенских девчат он многих соблазнил. И вот эта девчушка доросла до любви.

Они встречались и на второй, и на третий день. Галка была даже не на седьмом, а на сто седьмом небе от счастья.

– Что с тобой, доча, прямо летаешь, светишься, как ангел на иконе! Григория-то скоро провожать надо на войну, печалиться бы надо…

Проводили любимого Гришеньку на четвёртый день их горячей любви. Она, ухватившись за его руку, шла до самой околицы.

– Ну ладно, будет, иди уж домой…

– Я ещё маленечко провожу…

– Не надо, иди…

Григорий и ещё трое новобранцев из деревни с вещмешками за спиной шли по пыльной дороге в районный центр.

«Пусть оглянется, пусть оглянется, – молила Галина. – Тогда всё будет хорошо».

Григорий не оглянулся. Сердце её заныло. И лишь когда они свернули на повороте дороги и скрылись за деревьями, она, опустив голову, побрела домой. Упала на кровать и зарыдала.

– Доченька, всё будет хорошо, не плачь! – Мать села рядом, стала гладить Галю, успокаивать.

Наконец та отошла, села на кровать, глаза смотрели из-под опухших век тоскливо, будто она уже похоронила своего любимого.

Григорий писал редко. Получив треугольничек, Галя обцеловывала его со всех сторон и лишь потом вскрывала.

«Воюем, – писал он коротко, – бьём фашистов. Страшные дела они тут творят в городах и деревнях. Сволочи настоящие, по-другому не назовёшь. Часто о своей Покровке вспоминаю, о тебе. Мало мы с тобой налюбились. Завтра предстоит бой сильный. Молюсь, чтобы живым остаться. Целую».

И она молилась до исступления. Когда матери не было дома, она падала перед иконой на колени: «Боженька, спаси Гришу, не дай ему погибнуть! Не дай злой пуле достать его. Господи, ты всесилен, ты знаешь всё обо всех. Ты можешь всё. Не оставляй моего милого Гришеньку в беде. Охраняй его, милосердный!».

Галина была уже на пятом месяце. Ещё не родившегося ребёнка она любила больше всего на свете: больше себя, больше матери и даже, может быть, больше Григория. Хотя между ними, скорее всего, был знак равенства. Её ребенок – это его ребенок, плоть от плоти. О своей беременности она ему не писала, не хотела, чтобы Григорий там, в этой кровавой жути, отвлекался своими мыслями. «Приедет, увидит своего ребёнка. Это будет ему подарок», – думала Галина.

Родила девочку. Назвала Машенькой. «Если Гриша не согласится, переименуем, ещё маленькая, не привыкнет к первому имени. А может, и это имя ему понравится».

С какого-то момента перестали приходить письма. Потом пришло короткое, из госпиталя. Григория ранило, лечился долго. А тут и победа подоспела. Галина, когда услышала, что война окончилась, выбежала на улицу с Машей на руках. Все в деревне стали обниматься, стол посреди улицы сообразили. Принесли кто что мог и гуляли до ночи. Гармонист Васятка, сменивший ушедшего на фронт, любимого всей деревней Ивана, играл так, что казалось, меха порвутся.

– Вот и папка твой скоро приедет, – тиская дочь, приговаривала Галина. – Папку увидишь, а он – тебя. Вот обрадуется!

А папка задерживался. Письма совсем перестали приходить. А её послания оставались без ответа.

– Что случилось, Кать? – спросила она как-то у сестры Григория. – Пишу, пишу, а ответов не получаю.

– Да не пиши, Галка, больше не ответит он тебе…

– Почему? – Сердце у Галины остановилось. – Как не ответит?

– Мы ему писали, что у него дочь растёт. А он, мол, не его это дочь, что набегала ты Машку. Написал, что переспали-то три раза – и откуда бы ребёнок взялся? Не мой, говорит, и всё. И пишет, что нашёл он в тех краях своё счастье.

Пожалела Катя Галину, не до конца передала содержание письма, где её брат приписал ещё так обидно, что, наверное, постарела Галка, страшной стала.

– Ну, такой вот он у нас бабник, что сделаешь…

Галина не помнила, как дошла до дома. И не зарыдала громко, как тогда, после проводов любимого на фронт, а обхватила дочку и словно окаменела…».

***

Нельзя не сказать об ещё одной – поэтической – грани таланта героини этой публикации.

Вот, например, строчки из её стихотворения «А пока...» (из аудиоальбома «Путь в небо»; https://www.chitalnya.ru/work/2037459):

Опустели влюблённых приюты

В старом тихом парке у реки.

Листопада кончились салюты

Зябко хулиганят сквозняки.

Девственно наги кусты калины...

Только нить кораллов на груди.

Скоро вьюга справит именины.

На карниз присядут снегири.

Стихи Надежды Усольцевой лиричны, напевны, образны. Что волнует женщину в наше время? Чем наполнена её душа, её внутренний мир? Размышлениями на эти темы делится она с современниками в своих лирических произведениях.

В сердце робко осень постучала

И задула свечи на столе.

Хочется ли жизнь начать сначала

На нетронутом строкой листе?

Позабыть друзей, что были рядом,

И не знать родившихся детей,

И не обнимать влюблённым взглядом

Близких сердцу, дорогих людей?

Просто взять и прошлое отбросить,

В тайной жажде молодость вернуть,

Чтобы на висках не видеть проседь

И у глаз морщинки зачеркнуть?

В забытьё, как в омут, окунуться,

Позабыть свои лихие дни...

Хочешь к стартовой черте вернуться

В тот момент, как к финишу пришли?

Можно ль реку оторвать от русла?

Можно ли из сердца вырвать боль?

Стоит ли всё начинать сначала

И душе стать голой, как король?

                                                   («Чистый лист»)

В своих стихах Н. Усольцева делится сокровенными мыслями и чувствами, прежде всего, – о чистоте человеческих отношений, размышляет о жизни. В её лирике есть любовь и разлука, счастье и горе, друзья и недруги:

…Подвывает волчицей вьюга

На туманное око луны,

Мглой окутана вся округа,

Заблудились в ней грустные сны.

 

Вспоминается вдруг былое,

На замёрзшее дышишь окно…

Где-то что-то было со мною,

Только кануло в Лету оно.

 

Да и было ли то на деле?

Может просто пригрезилось мне?

Белый снег пришивает ели

К укрывающей лес пелене…

                                            («Зимние грёзы»)

 

При этом поэтесса не боится признаться в своих человеческих слабостях:

Я женщина, а значит, я слаба...

Не видела того, что надо б видеть.

В любви была, как многие, слепа.

Не научилась, бросив, ненавидеть.

                                                      («Я женщина»)

               ***                      

Поезд меня уносит,

Сама не знаю куда...

В какой уголок забросит?

Колеса стучат: «Ту-да».

 

Жизнь моя по пророчеству:

«Нет тебе счастья, нет».

Рискнула и одиночеству

Купила плацкартный билет.

 

Быть может, на полустанке

В далёком Байкальском краю

Выйду во время стоянки

И встречу судьбу свою…

                                       («Пророчество»)

Особняком стоят её стихи о родном крае, малой родине, её пейзажах, людях, живущих здесь: «Родная моя планета…», «Много городов провинциальных…», «Малая родина, тихий уголок», «Деревушки по всей необъятной России» и многие другие.

И конечно, не оставляют равнодушным её лирические произведения о далёкой войне, о героях Великой Отечественной, память о которых бережно хранится в сердцах новых поколений россиян. Стихи о Победе, как и о Родине, – это всегда особая тема в её творчестве, особое состояние души поэтессы. И она снова и снова продолжает писать об этом: чтобы знали, чтобы помнили:

Какие люди, какие лица!

Как гордо и с достоинством смотрели.

Текла река по улицам столицы

Участников великой эпопеи.

 

Вливалась ручейками в города,

В деревни, сёла, улицы России.

И в мире наступила тишина,

Все верили, что мир встречал Мессию.

 

Мы праведных не сдерживали слёз,

Наши сердца рыдали от момента,

Который год Победы нам принёс,

Поставив жизнь и смерть эквивалентом.

 

Георгиевской ленты огонёк –

Погибшего солдата вздох прощальный.

И этот малый символ – костерок

Сейчас – лавина памяти печальной.

 

Солдатским шагом, будто по плацу,

Те, кто смотрел в глаза войны, шагали.

Под козырёк Бессмертному полку

В порыве наши руки вверх взлетали!

                                                          («Бессмертный полк»)

Великая Отечественная война оставила шрамы в душе, наверное, каждого её участника и труженика тыла, каждого ребёнка, пережившего те трудные годы. Но она и объединила советских людей на великую Победу. Поэтому, уверена автор, следующие поколения должны знать о тех событиях. Ведь память – это то, что объединяет всех нас, делая единой и сильной страной, обеспечивая бессмертие героям.

***

Годы понемногу берут своё, однако друзья и коллеги и сегодня считают её непоседой. Она на всю жизнь сохранила любовь к путешествиям. Побывала на Дальнем Востоке – во Владивостоке, Находке, отдыхала на Чёрном море, судьба забрасывала на Таймырский полуостров, на скалистый остров Диксон, что в северо-восточной части Енисейского залива Карского моря, на побережье Северного моря... Посмотрела и жизнь за границей. Проехала весь Кузбасс: от Анжерки и Мариинска – с севера, до Таштагола в Горной Шории – на юге. Подчёркивает, что ездила не зря, почти из каждой поездки привозила массу впечатлений и житейских историй.

Среди её других увлечений – шитьё, вязание, флористика, художественная лепка из глины. Надежда Усольцева – очень открытый человек, у неё много друзей и знакомых, которые отмечают, что она притягивает к себе людей душевностью и участием.

Завершая эти заметки о жизни и творчестве Надежды Александровны Усольцевой, остаётся добавить, что её заслуги в формировании культуры Кузбасса, в социально-экономическом развитии родного города Анжеро-Судженска отмечены одной из самых высоких наград Кемеровской области – званием лауреата премии Кузбасса в 2008 году.

У неё немало и других наград и отличий. В их числе областные медали «За особый вклад в развитие Кузбасса» III степени, «За служение Кузбассу», «За веру и добро», «60 лет Кемеровской области», почётные грамоты Союза журналистов России. Но почётным званием «Лауреат премии Кузбасса» она гордится особо. И – по праву!

Сергей Черемнов.

Фото: из свободного доступа в Internet

Архив новостей