Ну, поехали!

18 декабря 2013 

Рассказ

- Ну, поехали!.. – попытался Кузьма Ипполитович перекричать застольный шум и поднял хрусталь.

Гости на мгновение затихли и он, срываясь на фальцет, крикнул еще раз:

- Ну, поехали! - и ахнул содержимое бокала в широкий омут своего желудка.

За ним «поехали» все остальные. Дальше всех «заехал» Гаврила Савельевич. Скоро он упал лицом в салат, подняв при этом целый фонтан разноцветных брызг.

На что Гаврила Савельевич отрешенно усмехнулся, но Зинаида Николаевна, платье которой оказалось безнадежно испорченным, не приняла шутки. Она попыталась снять с шутника скальп, но ее отговорили, мотивируя тем, что волос у обидчика все равно нет. Скоро Гаврилу Савельевича куда-то унесли.

На другом конце стола Афанасий Львович настойчиво убеждал соседей, что он – обыкновенная муха. Все весело от него отмахивались. Тогда Афанасий Львович зажужжал и продолжал жужжать до тех пор, пока Людочка не заявила категорически, что принесет мухобойку и убьёт Афанасия Львовича. Тот побледнел и слезливо начал доказывать, что он чертовски хочет жить.

В углу комнаты дядя Гоша, склонившись над распростертым навзничь телом Ивана Ивановича, выяснял степень уважения последнего к себе. А так как руки дяди Гоши убедительно сжимали горло лежащего, тот только слегка хрипел, да таращил глаза. Дядю Гошу молчание обижало, и он готов был плакать от показной бессердечности Ивана Ивановича.

Трезвее всех в компании был брюнет среднего сложения. Он легко встал из-за стола и заявил, что должен повеситься на кухне. Кузьма Ипполитович, пользуясь правами хозяина квартиры, энергично запротестовал. Тогда брюнет швырнул в Кузьму Ипполитовича бутылку из-под шампанского. Но рука его дрогнула и бутылка ударилась о стену. Стена упала и все пошли в гости к соседям.

Остались только брюнет да хозяин квартиры, чтобы выяснить отношения до конца. Кузьма Ипполитович без лишних слов хорошо поставленным ударом уложил брюнета на пол и принялся каблуком ботинка старательно сбивать все выступы на его лице. Это ему плохо удавалось, и он злился.

Веселье прервал появившийся откуда-то страж порядка. Он отобрал у дяди Гоши Ивана Ивановича. И попросил всех пройти. Прошли не все.  Прошли только Кузьма Ипполитович, Людочка и насупленный брюнет,  остальных пришлось проносить в дверь черного автофургона. Дверь захлопнулась и из кабины послышался бодрый голос:
- Ну, поехали!

Сергей Черемнов,
1980 г.

Архив новостей